Меню

О войне и о моем фильме "Каватина войны"

И долго буду тѣмъ любезенъ я народу, Что чувства добрыя я лирой пробуждалъ, Что въ мой жестокiй вѣкъ возславилъ я свободу, И милость къ падшимъ призывалъ. А. С. Пушкин Каждый день в кровавых войнах гибнут люди, и, может, потому меня интересует отнюдь не отвлеченное представление философов о войне, не ее «осмысление» и не лингвистические игры концептов. Так или иначе, когда идет война, «Homo Sapiens»— такой же гражданин, как и все, — не имеет права оставаться в стороне. В одном из греческих полисов, а именно, в самом воинственном из них, Спарте, был принят любопытный закон: если в полисе столкнулись две враждующие силы, каждому спартанцу необходимо определиться, по какую сторону он находится, на чьей стороне воюет. Тех же, кто не принимал ни одной из сторон, именовали словом «идиос», что буквально значило «свой, частный, особый, отдельный»; отсюда возникло слово «идиотес» — «частное лицо». «Идиот» у греков, — сошлемся на исследование М. Гаспарова, — лишен нарицательного смысла, это просто странный, необычный, чудаковатый. Впрочем, таких «идиотес» лишали имущества и наказывали изгнанием из полиса. Может, судьба таких людей — отправляться в плаванье на «философском пароходе», или любом другом Ноевом ковчеге, — в бегстве от системы, от войны, от самих себя — в поисках смысла? Если бы мой возраст был «призывным», я, несомненно, был бы сегодня рядом со своим народом, страной. Я сделал свой выбор, и это русский выбор. Но я не об этом. В фильме «Каватина войны» для меня беседа Войны и «Homo Sapiens» — это, прежде всего, внутренний диалог «человека действующего» и «человека рефлектирующего», акта и его созерцания, vita activa et vita contemplativа. А еще это — понимание абсурдности любой войны, даже если она вызвана рациональными причинами. А еще это — принятие безумия войны как данности, — парадигмальный образ, exemplum, собирающий различные оттенки философского отношения к войне, ее бессмысленности и ее неизбежности, ибо она — отец всех вещей. Война — исток, начало: всех оппозиций, всех противоречий, которые совпадают лишь в хрупком и недосягаемом умозрительном Абсолюте, но не здесь, пока мы живы, пока мы страдаем, пока мы боремся, пока мы воюем за свою свободу и достоинство. С уважением, автор С. А. Сучков ( Лем).