Название работы

Морошка

Автор работы
Дата создания
21.03.2018

Поставьте свою оценку

Как и зачем голосовать?
Оцените произведение по уровню нравственности и профессионализма, чтобы выразить свое мнение о том, насколько данная работа делает наш мир лучше

Номинант Премии

"На Благо Мира - 2018"

Добавить/предложить произведение*
на конкурс Премии-2019
*Принимаются только работы, вышедшие в свет в 2018-2019 гг.

7.959

текущий рейтинг по вкладу во благо мира

0

отзывы

ОПИСАНИЕ

Философско-поэтическая притча о встрече двух родственных душ. Девочка находит раненого волка, жалеет его и прячет у себя в хлеве. Она заботится о нем, отучает есть мясо, кормит его кашей и блинами. Со временем сердце волка тает, и он добреет.

 

Мультфильм Полины Минченок «Морошка», который попал в конкурсную программу престижнейшего фестиваля в Аннеси и оказался единственным детским мультфильмом в этом очень взрослом и экспериментальном конкурсе. Вместе со своим мужем, Алексеем Минченком, который работал на этом фильме, как художник, Полина свела в изображении графику с живописью так, чтобы достигнуть идеального баланса плотности и невесомости. Картинка вышла необычайно нежной, забавной и в то же время изящной, под стать истории про крошечную девочку, которая спасла от охотников злого серого волка и превратила в ручного доброго зверя. Взрослые зрители могут усмотреть в этой детской сказке романтическую притчу про отношения женщины и мужчины – наверное, об этом отчасти и подумали отборщики Аннеси, включив фильм в недетскую программу. (источник)

 

Полина Минченок: «Найти морошку, гуляя по лесу, — это счастье»

Полина Минченок стала одним из триумфаторов недавно завершившегося Открытого российского фестиваля анимационного кино в Суздале. Ее дебютный фильм «Морошка», произведенный на киностудии «Союзмультфильм», завоевал Приз за лучший фильм для детей и отобран в основной конкурс престижнейшего международного анимационного фестиваля в Анси.

«Морошка» — это история о дружбе девочки и волка, рассказывающая об искренней детской вере в невозможное. Сказка, которая подталкивает нас к чистой пропасти открытий, одновременно опрокидывая зрителя в собственные детские тайны, истории и фантазии.

Полина рассказала Наталье Авдеевой о пути в анимацию и своем фильме-дебюте.

— Как ты пришла в анимацию?

— Я училась в лицее при Академии художеств в Петербурге на отделении живописи, писала маслом и хотела только рисовать. Но в старших классах мы с подругой увлеклись съемками в детском сериале. Репетиции, сценарии – все это было ужасно интересно. А учиться было скучно. Вот я и ходила на съемки и на живопись с рисунком, т.е. только на то, что мне действительно нравилось. И к концу 10-го класса меня отчислили… система образования не любит таких панков.

Анатолий Федорович, мой преподаватель по рисунку, дал мне тогда гипсовую голову и сказал: «Ни в коем случае не бросай, рисуй вопреки всему, просто рисуй и все!». Он меня очень поддержал.

Академия мне уже не светила, и доучившись последние классы в обычной школе я начала думать, как можно совместить изобразительное искусство и кинодраматургию. Тогда и пришла идея заняться анимацией. Я поступила в Университет кино и телевидения, на режиссуру анимации к Ю.Б. Дворкину, но через год забрала документы и сдала экзамены заново, потому что хотела попасть в мастерскую Высоцкого и Бронзита. Это, конечно, было безумием, но в итоге получились самые прекрасные 5 лет обучения в моей жизни. Константин Эдуардович и Дмитрий Юрьевич — замечательные педагоги. Мы очень много смеялись. С 3-го курса мы уже были знакомы с Лешей (Алексей Минченок, режиссер и муж – прим.) и начали работать вместе.

— Отлично, мы дошли до анимации. Есть какой-то особенно любимый и важный мультфильм из детства?

— Как и большинство детей, я любила Disney. … и, если честно, грешным делом, мне еще нравилась «Сэйлор Мун» (смеется), ну а так, конечно, Миядзаки и советские мультфильмы. Куда-то глубоко запал один фильм — советская «Русалочка», особенно та пронзительная песня. Редкий пример детского мультфильма с драматичным концом. Для меня это ценно, это вдохновляет. Мне именно этим нравятся советские мультфильмы: они формирует у детей нравственную базу и мировоззрение с самого раннего возраста.

Полина Минченок стала одним из триумфаторов недавно завершившегося Открытого российского фестиваля анимационного кино в Суздале. Ее дебютный фильм «Морошка», произведенный на киностудии «Союзмультфильм», завоевал Приз за лучший фильм для детей и отобран в основной конкурс престижнейшего международного анимационного фестиваля в Анси.

«Морошка» — это история о дружбе девочки и волка, рассказывающая об искренней детской вере в невозможное. Сказка, которая подталкивает нас к чистой пропасти открытий, одновременно опрокидывая зрителя в собственные детские тайны, истории и фантазии.

Полина рассказала Наталье Авдеевой о пути в анимацию и своем фильме-дебюте.

— Как ты пришла в анимацию?

— Я училась в лицее при Академии художеств в Петербурге на отделении живописи, писала маслом и хотела только рисовать. Но в старших классах мы с подругой увлеклись съемками в детском сериале. Репетиции, сценарии – все это было ужасно интересно. А учиться было скучно. Вот я и ходила на съемки и на живопись с рисунком, т.е. только на то, что мне действительно нравилось. И к концу 10-го класса меня отчислили… система образования не любит таких панков.

Анатолий Федорович, мой преподаватель по рисунку, дал мне тогда гипсовую голову и сказал: «Ни в коем случае не бросай, рисуй вопреки всему, просто рисуй и все!». Он меня очень поддержал.

Академия мне уже не светила, и доучившись последние классы в обычной школе я начала думать, как можно совместить изобразительное искусство и кинодраматургию. Тогда и пришла идея заняться анимацией. Я поступила в Университет кино и телевидения, на режиссуру анимации к Ю.Б. Дворкину, но через год забрала документы и сдала экзамены заново, потому что хотела попасть в мастерскую Высоцкого и Бронзита. Это, конечно, было безумием, но в итоге получились самые прекрасные 5 лет обучения в моей жизни. Константин Эдуардович и Дмитрий Юрьевич — замечательные педагоги. Мы очень много смеялись. С 3-го курса мы уже были знакомы с Лешей (Алексей Минченок, режиссер и муж – прим.) и начали работать вместе.

— Отлично, мы дошли до анимации. Есть какой-то особенно любимый и важный мультфильм из детства?

— Как и большинство детей, я любила Disney. … и, если честно, грешным делом, мне еще нравилась «Сэйлор Мун» (смеется), ну а так, конечно, Миядзаки и советские мультфильмы. Куда-то глубоко запал один фильм — советская «Русалочка», особенно та пронзительная песня. Редкий пример детского мультфильма с драматичным концом. Для меня это ценно, это вдохновляет. Мне именно этим нравятся советские мультфильмы: они формирует у детей нравственную базу и мировоззрение с самого раннего возраста.

То хорошее, что есть в «Союзмультфильме», ни в коем случае нельзя растерять. Мне кажется, если снимать под маркой этой студии, необходимо чувствовать ответственность, делать в первую очередь детское и доброе кино.

— Расскажи, как появилась идея «Морошки», ведь фильм был придуман около 10 лет назад, верно?

— Да, в 2006 году мне было 18 лет, я увидела одну картину, где маслом был написан смотрящий вдаль волк. Это была моментальная вспышка. С этого момента волк поселился в моей голове, и я начала о нем думать. Почти сразу появилось начало истории. На протяжении всей учебы идея продолжала жить внутри и в итоге стала моей дипломной работой. Я защитилась в 2012 году аниматиком, а в 2014-м Миша Алдашин (художественный руководитель киностудии «Союзмультфильм» — прим.) пригласил реализовать фильм на «Союзмультфильме».

Полина Минченок: «Найти морошку, гуляя по лесу, — это счастье»
30.03.2016 в разделе новости
Полина Минченок во время вручения наград на анимационном фестивале в Суздале

Полина Минченок стала одним из триумфаторов недавно завершившегося Открытого российского фестиваля анимационного кино в Суздале. Ее дебютный фильм «Морошка», произведенный на киностудии «Союзмультфильм», завоевал Приз за лучший фильм для детей и отобран в основной конкурс престижнейшего международного анимационного фестиваля в Анси.

«Морошка» — это история о дружбе девочки и волка, рассказывающая об искренней детской вере в невозможное. Сказка, которая подталкивает нас к чистой пропасти открытий, одновременно опрокидывая зрителя в собственные детские тайны, истории и фантазии.

Полина рассказала Наталье Авдеевой о пути в анимацию и своем фильме-дебюте.

— Как ты пришла в анимацию?

— Я училась в лицее при Академии художеств в Петербурге на отделении живописи, писала маслом и хотела только рисовать. Но в старших классах мы с подругой увлеклись съемками в детском сериале. Репетиции, сценарии – все это было ужасно интересно. А учиться было скучно. Вот я и ходила на съемки и на живопись с рисунком, т.е. только на то, что мне действительно нравилось. И к концу 10-го класса меня отчислили… система образования не любит таких панков.

Анатолий Федорович, мой преподаватель по рисунку, дал мне тогда гипсовую голову и сказал: «Ни в коем случае не бросай, рисуй вопреки всему, просто рисуй и все!». Он меня очень поддержал.

Академия мне уже не светила, и доучившись последние классы в обычной школе я начала думать, как можно совместить изобразительное искусство и кинодраматургию. Тогда и пришла идея заняться анимацией. Я поступила в Университет кино и телевидения, на режиссуру анимации к Ю.Б. Дворкину, но через год забрала документы и сдала экзамены заново, потому что хотела попасть в мастерскую Высоцкого и Бронзита. Это, конечно, было безумием, но в итоге получились самые прекрасные 5 лет обучения в моей жизни. Константин Эдуардович и Дмитрий Юрьевич — замечательные педагоги. Мы очень много смеялись. С 3-го курса мы уже были знакомы с Лешей (Алексей Минченок, режиссер и муж – прим.) и начали работать вместе.

— Отлично, мы дошли до анимации. Есть какой-то особенно любимый и важный мультфильм из детства?

— Как и большинство детей, я любила Disney. … и, если честно, грешным делом, мне еще нравилась «Сэйлор Мун» (смеется), ну а так, конечно, Миядзаки и советские мультфильмы. Куда-то глубоко запал один фильм — советская «Русалочка», особенно та пронзительная песня. Редкий пример детского мультфильма с драматичным концом. Для меня это ценно, это вдохновляет. Мне именно этим нравятся советские мультфильмы: они формирует у детей нравственную базу и мировоззрение с самого раннего возраста.

То хорошее, что есть в «Союзмультфильме», ни в коем случае нельзя растерять. Мне кажется, если снимать под маркой этой студии, необходимо чувствовать ответственность, делать в первую очередь детское и доброе кино.

— Расскажи, как появилась идея «Морошки», ведь фильм был придуман около 10 лет назад, верно?

— Да, в 2006 году мне было 18 лет, я увидела одну картину, где маслом был написан смотрящий вдаль волк. Это была моментальная вспышка. С этого момента волк поселился в моей голове, и я начала о нем думать. Почти сразу появилось начало истории. На протяжении всей учебы идея продолжала жить внутри и в итоге стала моей дипломной работой. Я защитилась в 2012 году аниматиком, а в 2014-м Миша Алдашин (художественный руководитель киностудии «Союзмультфильм» — прим.) пригласил реализовать фильм на «Союзмультфильме».

— Почему «Морошка»?

— Эта ягода редко, но встречается под Питером. Найти морошку, гуляя по лесу, — это счастье. Вот и наша героиня, единственная, не испугалась, пожалела дикого зверя, сейчас такое тоже редкость. Еще морошка ассоциируется с чем-то очень чистым и настоящим.

— Претерпела ли история трансформации за 10 лет?

— Конечно, изменения были, но то ощущение и внутреннее состояние остались прежними. Первоначальная идея сохранилась.

— Что символизируют образы? Наверняка есть что-то очень личное в этой картине?

— Для меня было важно, что девочка отпускает волка, прощается с ним. Некоторые зрители говорили, что концовка растянута, но для меня крайне важны именно финальные сцены. Вся история со спасением, кормлением — это все предлагаемые обстоятельства, а самое важное начинается после ухода волка. Начинается метафизика, даже изображение меняется. Концовка — самое главное в фильме, идея чистой и искренней любви, которая не стремится обладать. Не знаю, получилось ли это передать, тут уж пусть зрители судят.

Расскажи, пожалуйста, про девочку и волка.

— (отвечает Алексей Минченок) Сразу надо сказать, что девочка — не сирота. Меньше всего хотелось, чтобы она вызывала жалость. Она живет в деревне, где есть взрослые, которые помогают ей, а родители уехали на заработки и скоро вернутся. У нее все хорошо. А Волк – не герой фильма, а некая энергия. Это все волки мира сразу.

Для того, чтобы история чувствовалась настоящей, нам было очень важно самим поверить в этот мир, мы даже придумали имена второстепенным героям. Так, например, некоторых охотников звали Пшистав, Вацслав, Пржибислав… Возникает вопрос, почему такие имена и где вообще происходит действие фильма? Я понял, что не хочу привязывать историю к какому-то конкретному месту, нам было важно, чтобы каждый зритель мог чувствовать эту историю своей. Внимательные наблюдатели могут отметить, что костюмы жителей очень похожи на одежду словаков, а домики откуда-то из Сербии, при этом морошка — северная ягода. А печку я вообще собрал из разных культур. Хотелось изобразить норвежскую печь, но выяснилось, что норвежцы варили кашу в котле, подвешенном на цепи к потолку. Так что все это — осознанное совмещение.

— Леша работал на фильме вместе с тобой как художник, его присутствие на проекте помогало?

— Конечно! Есть такая тенденция в авторском кино: режиссер является и сценаристом, и художником, и аниматором, и всем сразу. В итоге получается фильм на одной ноте. А кино — это же оркестр. После того, как Леша пропустил через свою графику мои концепты, стало гораздо интереснее. Он вложил туда свою энергию, и фильм от этого стал смотреться богаче.

«Морошка» – это первая самостоятельная работа. В какой-то момент даже художественный руководитель Миша Алдашин отпустил и дал мне возможность самой набить себе шишки, все попробовать и ощутить свои силы. И я ему очень благодарна за это.

Нам еще очень повезло с командой. Аниматоры — очень талантливые ребята, часто делали даже лучше, чем мы себе представляли. Надо сказать, они вообще с радостью соглашались работать. С композитором Захаром Антоновым все тоже удачно сложилось. Для меня музыка имеет особое значение, я очень долго искала композитора, который бы сумел передать нужное состояние, ведь в невербальном кино, где все строится на образах, музыка – это половина фильма. Очень важно, чтобы музыка сплеталась с картинкой и давала нужное ощущение. Мне кажется, что нам это удалось. (источник)

Философско-поэтическая притча о встрече двух родственных душ. Девочка находит раненого волка, жалеет его и прячет у себя в хлеве. Она заботится о нем, отучает есть мясо, кормит его кашей и блинами. Со временем сердце волка тает, и он добреет.

 

Мультфильм Полины Минченок «Морошка», который попал в конкурсную программу престижнейшего фестиваля в Аннеси и оказался единственным детским мультфильмом в этом очень взрослом и экспериментальном конкурсе. Вместе со своим мужем, Алексеем Минченком, который работал на этом фильме, как художник, Полина свела в изображении графику с живописью так, чтобы достигнуть идеального баланса плотности и невесомости. Картинка вышла необычайно нежной, забавной и в то же время изящной, под стать истории про крошечную девочку, которая спасла от охотников злого серого волка и превратила в ручного доброго зверя. Взрослые зрители могут усмотреть в этой детской сказке романтическую притчу про отношения женщины и мужчины – наверное, об этом отчасти и подумали отборщики Аннеси, включив фильм в недетскую программу. (источник)

 

Полина Минченок: «Найти морошку, гуляя по лесу, — это счастье»

Полина Минченок стала одним из триумфаторов недавно завершившегося Открытого российского фестиваля анимационного кино в Суздале. Ее дебютный фильм «Морошка», произведенный на киностудии «Союзмультфильм», завоевал Приз за лучший фильм для детей и отобран в основной конкурс престижнейшего международного анимационного фестиваля в Анси.

«Морошка» — это история о дружбе девочки и волка, рассказывающая об искренней детской вере в невозможное. Сказка, которая подталкивает нас к чистой пропасти открытий, одновременно опрокидывая зрителя в собственные детские тайны, истории и фантазии.

Полина рассказала Наталье Авдеевой о пути в анимацию и своем фильме-дебюте.

— Как ты пришла в анимацию?

— Я училась в лицее при Академии художеств в Петербурге на отделении живописи, писала маслом и хотела только рисовать. Но в старших классах мы с подругой увлеклись съемками в детском сериале. Репетиции, сценарии – все это было ужасно интересно. А учиться было скучно. Вот я и ходила на съемки и на живопись с рисунком, т.е. только на то, что мне действительно нравилось. И к концу 10-го класса меня отчислили… система образования не любит таких панков.

Анатолий Федорович, мой преподаватель по рисунку, дал мне тогда гипсовую голову и сказал: «Ни в коем случае не бросай, рисуй вопреки всему, просто рисуй и все!». Он меня очень поддержал.

Академия мне уже не светила, и доучившись последние классы в обычной школе я начала думать, как можно совместить изобразительное искусство и кинодраматургию. Тогда и пришла идея заняться анимацией. Я поступила в Университет кино и телевидения, на режиссуру анимации к Ю.Б. Дворкину, но через год забрала документы и сдала экзамены заново, потому что хотела попасть в мастерскую Высоцкого и Бронзита. Это, конечно, было безумием, но в итоге получились самые прекрасные 5 лет обучения в моей жизни. Константин Эдуардович и Дмитрий Юрьевич — замечательные педагоги. Мы очень много смеялись. С 3-го курса мы уже были знакомы с Лешей (Алексей Минченок, режиссер и муж – прим.) и начали работать вместе.

— Отлично, мы дошли до анимации. Есть какой-то особенно любимый и важный мультфильм из детства?

— Как и большинство детей, я любила Disney. … и, если честно, грешным делом, мне еще нравилась «Сэйлор Мун» (смеется), ну а так, конечно, Миядзаки и советские мультфильмы. Куда-то глубоко запал один фильм — советская «Русалочка», особенно та пронзительная песня. Редкий пример детского мультфильма с драматичным концом. Для меня это ценно, это вдохновляет. Мне именно этим нравятся советские мультфильмы: они формирует у детей нравственную базу и мировоззрение с самого раннего возраста.

Полина Минченок стала одним из триумфаторов недавно завершившегося Открытого российского фестиваля анимационного кино в Суздале. Ее дебютный фильм «Морошка», произведенный на киностудии «Союзмультфильм», завоевал Приз за лучший фильм для детей и отобран в основной конкурс престижнейшего международного анимационного фестиваля в Анси.

«Морошка» — это история о дружбе девочки и волка, рассказывающая об искренней детской вере в невозможное. Сказка, которая подталкивает нас к чистой пропасти открытий, одновременно опрокидывая зрителя в собственные детские тайны, истории и фантазии.

Полина рассказала Наталье Авдеевой о пути в анимацию и своем фильме-дебюте.

— Как ты пришла в анимацию?

— Я училась в лицее при Академии художеств в Петербурге на отделении живописи, писала маслом и хотела только рисовать. Но в старших классах мы с подругой увлеклись съемками в детском сериале. Репетиции, сценарии – все это было ужасно интересно. А учиться было скучно. Вот я и ходила на съемки и на живопись с рисунком, т.е. только на то, что мне действительно нравилось. И к концу 10-го класса меня отчислили… система образования не любит таких панков.

Анатолий Федорович, мой преподаватель по рисунку, дал мне тогда гипсовую голову и сказал: «Ни в коем случае не бросай, рисуй вопреки всему, просто рисуй и все!». Он меня очень поддержал.

Академия мне уже не светила, и доучившись последние классы в обычной школе я начала думать, как можно совместить изобразительное искусство и кинодраматургию. Тогда и пришла идея заняться анимацией. Я поступила в Университет кино и телевидения, на режиссуру анимации к Ю.Б. Дворкину, но через год забрала документы и сдала экзамены заново, потому что хотела попасть в мастерскую Высоцкого и Бронзита. Это, конечно, было безумием, но в итоге получились самые прекрасные 5 лет обучения в моей жизни. Константин Эдуардович и Дмитрий Юрьевич — замечательные педагоги. Мы очень много смеялись. С 3-го курса мы уже были знакомы с Лешей (Алексей Минченок, режиссер и муж – прим.) и начали работать вместе.

— Отлично, мы дошли до анимации. Есть какой-то особенно любимый и важный мультфильм из детства?

— Как и большинство детей, я любила Disney. … и, если честно, грешным делом, мне еще нравилась «Сэйлор Мун» (смеется), ну а так, конечно, Миядзаки и советские мультфильмы. Куда-то глубоко запал один фильм — советская «Русалочка», особенно та пронзительная песня. Редкий пример детского мультфильма с драматичным концом. Для меня это ценно, это вдохновляет. Мне именно этим нравятся советские мультфильмы: они формирует у детей нравственную базу и мировоззрение с самого раннего возраста.

То хорошее, что есть в «Союзмультфильме», ни в коем случае нельзя растерять. Мне кажется, если снимать под маркой этой студии, необходимо чувствовать ответственность, делать в первую очередь детское и доброе кино.

— Расскажи, как появилась идея «Морошки», ведь фильм был придуман около 10 лет назад, верно?

— Да, в 2006 году мне было 18 лет, я увидела одну картину, где маслом был написан смотрящий вдаль волк. Это была моментальная вспышка. С этого момента волк поселился в моей голове, и я начала о нем думать. Почти сразу появилось начало истории. На протяжении всей учебы идея продолжала жить внутри и в итоге стала моей дипломной работой. Я защитилась в 2012 году аниматиком, а в 2014-м Миша Алдашин (художественный руководитель киностудии «Союзмультфильм» — прим.) пригласил реализовать фильм на «Союзмультфильме».

Полина Минченок: «Найти морошку, гуляя по лесу, — это счастье»
30.03.2016 в разделе новости
Полина Минченок во время вручения наград на анимационном фестивале в Суздале

Полина Минченок стала одним из триумфаторов недавно завершившегося Открытого российского фестиваля анимационного кино в Суздале. Ее дебютный фильм «Морошка», произведенный на киностудии «Союзмультфильм», завоевал Приз за лучший фильм для детей и отобран в основной конкурс престижнейшего международного анимационного фестиваля в Анси.

«Морошка» — это история о дружбе девочки и волка, рассказывающая об искренней детской вере в невозможное. Сказка, которая подталкивает нас к чистой пропасти открытий, одновременно опрокидывая зрителя в собственные детские тайны, истории и фантазии.

Полина рассказала Наталье Авдеевой о пути в анимацию и своем фильме-дебюте.

— Как ты пришла в анимацию?

— Я училась в лицее при Академии художеств в Петербурге на отделении живописи, писала маслом и хотела только рисовать. Но в старших классах мы с подругой увлеклись съемками в детском сериале. Репетиции, сценарии – все это было ужасно интересно. А учиться было скучно. Вот я и ходила на съемки и на живопись с рисунком, т.е. только на то, что мне действительно нравилось. И к концу 10-го класса меня отчислили… система образования не любит таких панков.

Анатолий Федорович, мой преподаватель по рисунку, дал мне тогда гипсовую голову и сказал: «Ни в коем случае не бросай, рисуй вопреки всему, просто рисуй и все!». Он меня очень поддержал.

Академия мне уже не светила, и доучившись последние классы в обычной школе я начала думать, как можно совместить изобразительное искусство и кинодраматургию. Тогда и пришла идея заняться анимацией. Я поступила в Университет кино и телевидения, на режиссуру анимации к Ю.Б. Дворкину, но через год забрала документы и сдала экзамены заново, потому что хотела попасть в мастерскую Высоцкого и Бронзита. Это, конечно, было безумием, но в итоге получились самые прекрасные 5 лет обучения в моей жизни. Константин Эдуардович и Дмитрий Юрьевич — замечательные педагоги. Мы очень много смеялись. С 3-го курса мы уже были знакомы с Лешей (Алексей Минченок, режиссер и муж – прим.) и начали работать вместе.

— Отлично, мы дошли до анимации. Есть какой-то особенно любимый и важный мультфильм из детства?

— Как и большинство детей, я любила Disney. … и, если честно, грешным делом, мне еще нравилась «Сэйлор Мун» (смеется), ну а так, конечно, Миядзаки и советские мультфильмы. Куда-то глубоко запал один фильм — советская «Русалочка», особенно та пронзительная песня. Редкий пример детского мультфильма с драматичным концом. Для меня это ценно, это вдохновляет. Мне именно этим нравятся советские мультфильмы: они формирует у детей нравственную базу и мировоззрение с самого раннего возраста.

То хорошее, что есть в «Союзмультфильме», ни в коем случае нельзя растерять. Мне кажется, если снимать под маркой этой студии, необходимо чувствовать ответственность, делать в первую очередь детское и доброе кино.

— Расскажи, как появилась идея «Морошки», ведь фильм был придуман около 10 лет назад, верно?

— Да, в 2006 году мне было 18 лет, я увидела одну картину, где маслом был написан смотрящий вдаль волк. Это была моментальная вспышка. С этого момента волк поселился в моей голове, и я начала о нем думать. Почти сразу появилось начало истории. На протяжении всей учебы идея продолжала жить внутри и в итоге стала моей дипломной работой. Я защитилась в 2012 году аниматиком, а в 2014-м Миша Алдашин (художественный руководитель киностудии «Союзмультфильм» — прим.) пригласил реализовать фильм на «Союзмультфильме».

— Почему «Морошка»?

— Эта ягода редко, но встречается под Питером. Найти морошку, гуляя по лесу, — это счастье. Вот и наша героиня, единственная, не испугалась, пожалела дикого зверя, сейчас такое тоже редкость. Еще морошка ассоциируется с чем-то очень чистым и настоящим.

— Претерпела ли история трансформации за 10 лет?

— Конечно, изменения были, но то ощущение и внутреннее состояние остались прежними. Первоначальная идея сохранилась.

— Что символизируют образы? Наверняка есть что-то очень личное в этой картине?

— Для меня было важно, что девочка отпускает волка, прощается с ним. Некоторые зрители говорили, что концовка растянута, но для меня крайне важны именно финальные сцены. Вся история со спасением, кормлением — это все предлагаемые обстоятельства, а самое важное начинается после ухода волка. Начинается метафизика, даже изображение меняется. Концовка — самое главное в фильме, идея чистой и искренней любви, которая не стремится обладать. Не знаю, получилось ли это передать, тут уж пусть зрители судят.

Расскажи, пожалуйста, про девочку и волка.

— (отвечает Алексей Минченок) Сразу надо сказать, что девочка — не сирота. Меньше всего хотелось, чтобы она вызывала жалость. Она живет в деревне, где есть взрослые, которые помогают ей, а родители уехали на заработки и скоро вернутся. У нее все хорошо. А Волк – не герой фильма, а некая энергия. Это все волки мира сразу.

Для того, чтобы история чувствовалась настоящей, нам было очень важно самим поверить в этот мир, мы даже придумали имена второстепенным героям. Так, например, некоторых охотников звали Пшистав, Вацслав, Пржибислав… Возникает вопрос, почему такие имена и где вообще происходит действие фильма? Я понял, что не хочу привязывать историю к какому-то конкретному месту, нам было важно, чтобы каждый зритель мог чувствовать эту историю своей. Внимательные наблюдатели могут отметить, что костюмы жителей очень похожи на одежду словаков, а домики откуда-то из Сербии, при этом морошка — северная ягода. А печку я вообще собрал из разных культур. Хотелось изобразить норвежскую печь, но выяснилось, что норвежцы варили кашу в котле, подвешенном на цепи к потолку. Так что все это — осознанное совмещение.

— Леша работал на фильме вместе с тобой как художник, его присутствие на проекте помогало?

— Конечно! Есть такая тенденция в авторском кино: режиссер является и сценаристом, и художником, и аниматором, и всем сразу. В итоге получается фильм на одной ноте. А кино — это же оркестр. После того, как Леша пропустил через свою графику мои концепты, стало гораздо интереснее. Он вложил туда свою энергию, и фильм от этого стал смотреться богаче.

«Морошка» – это первая самостоятельная работа. В какой-то момент даже художественный руководитель Миша Алдашин отпустил и дал мне возможность самой набить себе шишки, все попробовать и ощутить свои силы. И я ему очень благодарна за это.

Нам еще очень повезло с командой. Аниматоры — очень талантливые ребята, часто делали даже лучше, чем мы себе представляли. Надо сказать, они вообще с радостью соглашались работать. С композитором Захаром Антоновым все тоже удачно сложилось. Для меня музыка имеет особое значение, я очень долго искала композитора, который бы сумел передать нужное состояние, ведь в невербальном кино, где все строится на образах, музыка – это половина фильма. Очень важно, чтобы музыка сплеталась с картинкой и давала нужное ощущение. Мне кажется, что нам это удалось. (источник)

Поддержка регионов

Интенсивность цвета указывает на активность региона в поддержке данной работы
0

написано
отзывов

69

Отдано
голосов

Авторский блог

Пока публикаций нет

Отзывы / Добавить отзыв


Пока отзывов нет

Все работы

Анимация

В данной категории представлены полнометражные, среднеметражные и  короткометражные мультипликационные ленты, созданные российскими художниками-аниматорами во всех техниках (рисованная, кукольная, пластилиновая, компьютерная и 3D-анимация). Отдавая свой голос, вы дарите им шанс обрести финансовую платформу для нового мультфильма, в которых так нуждаются наши дети.

Премия "На Благо Мира"
Вся необходимая информация для участников конкурса