Наверх

Участвуйте в развитии доброго искусства - голосуйте и комментируйте работы номинантов! Делитесь ими в социальных сетях!
Название работы

Связистка Барамзина

Автор работы
Дата создания
05.07.2018
Поставьте свою оценку
Как и зачем голосовать?
Оцените произведение по уровню нравственности и профессионализма, чтобы выразить свое мнение о том, насколько данная работа делает наш мир лучше

Номинант Премии

"На Благо Мира - 2018"

Добавить/предложить произведение*
на конкурс Премии-2019
*Принимаются только работы, вышедшие в свет в 2018-2019 гг.

7

текущий рейтинг по вкладу во благо мира

0

отзыва

2

голоса

ОПИСАНИЕ

Режиссер - Александр Бойков

Оператор - Алексей Куприянов

Продюсер - Олег Алехин

Креативный продюсер - Валентина Красных

Художники - Татьяна Девирц, Лариса Милованова

Монтаж - Ольга Бойкова, Ринат Халеков

Саунд дизайн - Дмитрий Созинов

Роли озвучивали – Елизавета Мартиросова, Мария Иващенко, Даниил Эльдаров, Татьяна Шарко, Данил Стеклов, Лина Иванова, Прохор Чеховской, Ирина Киреева

 

В июле 1944-го... (Загадки последнего боя Героя Советского Союза Татьяны Барамзиной)

Источник

Белоруссия... Эта бывшая республика Советского Союза, ставшая независимым государством, и по сей день остается нашим добрым и миролюбивым соседом.

​Помимо общих славянских корней и исторического прошлого, народы России и Республики Беларусь объединяет светлая и горькая память о Великой Отечественной войне, трепетное и благодарное чувство к тем, кто сокрушил фашистские полчища и принес своей Родине долгожданную Победу.

​Одним из героев той далекой войны, нашедших вечный покой на белорусской земле, стала наша землячка Татьяна Барамзина. Подвиг девушки из Глазова навсегда вошел в историю Республики Беларусь и остался в памяти ее народа. Но до сих пор во фронтовой биографии Тани, и особенно в истории ее героической смерти, остается немало противоречивого, неясного и просто ошибочного.

 Вспомним ее недолгий фронтовой путь.

После окончания Центральной женской школы снайперской подготовки глазовчанка в составе команды из 20 девушек в апреле 1944 года прибыла на фронт, проходивший под городом Оршей в восточной Белоруссии, в расположение 252-го стрелкового полка 70 стрелковой дивизии. Добраться до своей части девушкам было очень непросто. На дороге бушевала свирепая метель. Грузовик, на котором команду снайперов везли из Смоленска, застрял в снежных заносах. Пока девушки ночевали в ближайшей деревушке, машину замело по самую крышу. Снайперам пришлось весь день до глубокой ночи в заледеневших шинелях идти сквозь пургу, вытаскивая друг друга из сугробов.

Когда девушки прибыли в дивизию, Барамзина, ее напарница Надежда Кубасова и еще две снайперские пары были прикреплены к третьему батальону 252-го стрелкового полка, стоявшего на позициях у деревни Соколово. После двух дней отдыха и изучения местности Таня с подругами 8 апреля вышла на огневой рубеж. Уже в первый день на передовой она убила двух «фрицев» и открыла свой боевой счет.

Несмотря на весеннюю распутицу и половодье, девушки, стоя в залитых водой окопах, лежа в сыром снегу и на мерзлой земле, изо дня в день вели «охоту» на солдат и офицеров противника. За сорок дней обороны под Оршей 20 девушек сумели уничтожить свыше двухсот гитлеровцев.

Однополчанин Тани Александр Ильич Соломатин, служивший в то время командиром взвода по снабжению, вспоминал:

«В апреле 1943 года в нашем батальоне появился новый снайпер – девушка. Невысокого роста, улыбчивая. Это была Таня Барамзина. Полюбили мы ее сразу: за требовательность к себе и товарищам, за то, что до всего ей было дело. Случалось так, что и повара отчитает за невкусный борщ или кашу, и неряшливого солдата так пристыдит и на смех поднимет, что тот навсегда запомнит случай с грязной гимнастеркой или оторванной пуговицей».

​Однажды в перестрелке получила серьезное ранение напарница Барамзиной Надя Кубасова. Таня убедила командира, что сумеет справиться и одна. Однажды, лежа в засаде на склоне холма над берегом широко разлившейся из-за таяния снегов речки, девушка заметила вражескую разведку − плывущих на плоту пятерых немцев. Девушка открыла огонь. Три солдата погибли прямо на плоту, двое спрыгнули в воду. Одного из них пуля сразила в реке, а пятый «фриц» рухнул под выстрелом Тани, уже взбираясь на крутой откос.

К концу мая личный счет девушки уже дошел до 16 убитых немцев. Но внезапно у нее начало портиться зрение. Сказались постоянное сильнейшее напряжение глаз и недавно перенесенная в окопах простуда. Врачи предложили ефрейтору Барамзиной демобилизоваться по состоянию здоровья, но она не пожелала покидать своих боевых друзей. Таня подала на имя командира полка рапорт с просьбой оставить ее на любой должности и стала связисткой при штабе ее третьего батальона.

Пока девушка осваивала телефонный аппарат и катушку с проводом, в советских войсках полным ходом шла подготовка к началу грандиозной операции «Багратион», целью которой было полное изгнание фашистских армий с белорусской земли.

22-го июня 1944 года 252-й стрелковый полк, в котором служила Таня, проводя разведку боем, атаковал вражеские траншеи. На следующий день в ходе начавшейся операции «Багратион» полк отбил контратаки врага и закрепился на месте прорыва. В те дни ефрейтор Барамзина под сильным артиллерийским огнем, рискуя жизнью, в течение 14 часов восстанавливала то и дело рвущуюся под градом осколков связь со штабом батальона.

После того, как советские войска на нескольких участках фронта прорвали оборону противника, над немецкими армиями в Белоруссии нависла угроза неминуемого окружения. 25 июня немцы оставили свои рубежи у Орши и начали поспешное отступление. 70-я дивизия сразу же начала преследование отходившего противника. В авангарде дивизии наступал 252-й стрелковый полк. Среди его бойцов с телефонной катушкой в руках шла на запад и связистка Татьяна Барамзина.

Задачей 33-й армии, в которую входила 70-я дивизия, было отсечение врага от автомагистрали Москва-Минск, параллельное преследование и разгром соединений противника. 252-ой полк день и ночь, без сна и отдыха, следовал  за отступавшим врагом, отбивая его яростные контратаки, рассеивая и громя отставшие немецкие части. Погоня была стремительной. В день дивизия проходила маршем по 30-40 километров. 

3 июня советские войска штурмом овладели столицей Белоруссии Минск и тем самым замкнули кольцо окружения вокруг немецких войск восточнее города. В огромном «Минском котле» оказались остатки пяти корпусов двух германских армий общей численностью свыше 100 тысяч человек.

По воспоминаниям уцелевших немцев, в те июльские дни «жуткая жара с тысячами комаров обволокла низины между реками Березина и Волма». Наткнувшись 4 июля на заслоны советских войск перед Минском, вражеские колонны начали беспорядочно метаться во все стороны по лесным дорогам и тропам, тщетно пытаясь найти лазейку в «котле» и вырваться из окружения. Тогда и встретила свою смерть Татьяна Барамзина.

После изучения наиболее достоверных документов и свидетельств однополчан Тани удалось восстановить близкую к реальности  картину последних часов ее жизни.

 Днем 4 июля белорусские партизаны сообщили разведке 252-го полка, что всего в нескольких километрах, в самом центре окруженной группировки противника в районе деревни Пекалин проходит узел лесных дорог. Получив эти сведения, командование дивизии приняло решение немедленно захватить этот перекресток и не дать немцам ускользнуть из-под удара.

Для выполнения этой дерзкой и очень рискованной операции был выбран 3-й стрелковый  батальон под командованием майора Филимонова.  Было решено посадить батальон на грузовики артиллерийского дивизиона и усилить его бойцами из других подразделений. Совместно с батальоном в тыл окруженных немцев должен также прорваться входивший в состав 33-й армии 873-й истребительно-противотанковый артиллерийский полк.

Связистка Барамзина не должна была участвовать в той опасной операции. Но она буквально настояла на том, чтобы ее взяли в десант хотя бы фронтовой медсестрой.

​Вечером после ужина 3-й батальон, не дожидаясь подхода артиллерийского полка, пошел на прорыв. Колонне посаженных на грузовики десантников во время неразберихи, царившей в ту ночь у немцев, удалось незаметно пройти во вражеский тыл. После нескольких часов дороги полк подъехал к небольшой деревне из 30-40 домов, стоявшей на перекрестке лесных дорог. Само селение лежало в низине на берегу речушки Уша, вдоль которой через деревню с востока на запад проходила проселочная дорога. К северу от нее  на пригорке простиралось большое ржаное поле, за которым стояла стена леса. Другая дорога шла с севера через деревню и уходила за речку на юг. Кругом были леса и болота, и у немцев за речкой Уша не было другой дороги для прорыва на юг и запад.

​Считается, что этим селением была деревня Пекалин Смолевичского района Минской области. Однако, само расположение и малые размеры этого селения в те годы, а также местность вокруг него никоим образом не совпадают с воспоминаниями участников десанта. Согласно свидетельству командира 3-го батальона майора Филимонова, бой 3-го батальона в действительности проходил в деревне Шеметово, стоявшей в четырех километрах к западу от Пекалина. Таким образом, бой 3-го батальона действительно проходил в районе селения Пекалин, но не в нем, а на окраине соседней деревни Шеметово.

Десантники, не теряя времени, готовили огневые позиции для скорой встречи врага.  В Шеметово не было никого - все жители на время боев ушли в леса. На северной окраине деревни у ржаного поля бойцы нашли несколько пустых землянок, выкопанных крестьянами для жилья. Одну из них Таня Барамзина заняла под медпункт батальона.

 Возле землянок устроили свои позиции пулеметчики. На краю деревни в садах притаились минометы, а на поле вдоль дороги скрытно расположились автоматчики и противотанковые орудия. Но, готовясь к бою, десантники не знали, что всего в нескольких километрах от них, в эти же самые ночные часы 873-й артиллерийский полк, совместно с которым должен был действовать 3-й батальон, ведет ожесточенный бой с большой колонной отступавших немцев. 

Напоровшись на врага, артиллеристы заняли круговую оборону прямо у дороги и приняли бой. Это происходило возле маленькой деревушки Ротковщина, всего в полутора километрах от Пекалина и в пяти-шести от Шеметова. За ночь батареи, находясь под обстрелом вражеской артиллерии, огнем своих пушек прямой наводкой отбили свыше десятка яростных атак. Сражение, временами переходищее в рукопашную схватку, продолжалось без перерыва девять часов. Утром на помощь к артиллеристам подоспели части 70-й дивизии. На поле возле Ротковщины осталось лежать свыше полутора тысяч вражеских трупов. Сам 873-й полк потерял больше ста человек убитыми и ранеными и большую часть орудий. Трое артиллеристов за тот беспримерный бой получили звание Героя Советского Союза, двое из них − посмертно.

Для десантников 3-го батальона все началось 5 июля на рассвете, когда к Шеметово вышла другая крупная группировка противника. Однополчанин Тани Александр Соломатин так описывал этот бой: «Рано утром, примерно в 4-5 часов показались немецкие части, состоящие из танков, самоходных орудий, бронемашин, транспортеров. Пехота немцев была вся на танках и других машинах. Как видно, немцы не замечали расположения нашего десанта. Пропустив их на ширину расположения нашего десанта, по ним был дан сокрушительный огонь со всех видов нашего оружия. Часть их танков, самоходок заполыхали огнем, пехота была спущена и приняла боевой порядок. Часть их боевых машин развернулись и двинулись с пехотой на наше расположение, стреляя на ходу, но ни одному танку подойти не удалось, они были подбиты. Задние их части также приняли боевой порядок и прямой наводкой  били по нашим огневым точкам. Пушки наши были подбиты, расчеты выбыли из строя, были убитые и раненые, также подбиты и пулеметные точки. Их пехота лезла на остатки нашего расположения, но мы по возможности их отбивали...»

В том бою Таня Барамзина выносила и перевязывала раненых бойцов, а самых тяжелых укрывала в своей землянке. То и дело, подменяя выбывших из строя однополчан, она ложилась за пулемет и била по врагу. Прошло утро, наступил день, но бой у Шеметово все еще продолжался. В эти самые часы 70-я дивизия добивала у деревеньки Ротковщина прорывавшуюся там ночью немецкую колонну и не могла вовремя подоспеть на выручку к 3-му батальону. У десантников закончились боеприпасы, и оставшиеся в живых начали незаметно для врага отступать по высокой ржи в ближайший лес.

Танин медпункт стоял на самом краю поля, спасительные рожь и лес были так близки... Но в землянке, к которой уже вплотную подступали враги, еще оставались перевязанные ею раненые бойцы.

Многие десантники видели с далекой опушки, как бегущие к медпункту немцы падали под пулями Таниного автомата. Отбив очередную атаку, девушка вытаскивала из землянки раненых, и снова бралась за автомат, прикрывая огнем солдат, из последних сил ползущих к лесу. Но, по словам очевидца, этот бой был недолог − всего пять-десять минут. Послышались взрывы гранат, видимо у Тани закончились патроны. Два немца, обойдя землянку сзади, проползли по ее крыше и бросили гранаты вниз. Раздались взрывы и все стихло... Из леса было видно, как немцы, бросившись в землянку, вытащили из нее раненую, еле державшуюся на ногах Таню и здесь же, у входа, начали бить ее прикладами и штыками...

К Шеметово уже подходили передовые части 70-й дивизии, и немцы поспешно покинули деревню. Когда уцелевшие бойцы десанта вышли из леса, то возле землянки их ожидало страшное зрелище. Все тело Тани было исколото и изрублено, голова пробита, глаза выколоты, груди вырезаны, в живот воткнут окровавленный штык. Узнать девушку можно было только по волосам. Кругом  лежали трупы врагов и тела раненых, добитых фашистами...

Бойцы 70-й дивизии шли мимо мертвой Тани и, отдав ей последние почести, снова выходили на дорогу. Необходимо было без остановок двигаться на запад, преследуя отступающего врага. Хоронить убитых было некогда. Но Таню в полку знали и любили. Был отдан приказ, и тело девушки, накрытое шинелью, бережно положили на подводу санитарного взвода.

После того, когда 252-й полк с боем вошел в большое село Волма, стоявшее в 20 километрах до Минска, ефрейтор Барамзина была похоронена на местном кладбище. На ее мертвое тело, прямо на изорванную в клочья гимнастерку, надели офицерский китель, пожертвованный одним лейтенантом. Таню завернули в две плащ-палатки и предали земле под звуки оружейного салюта.

Из Волмы подразделения 70-й дивизии, выполняя новый приказ командования, уходили за северо-запад, прикрывая Минск от прорыва окруженных немецких войск. А  в междуречье Березины и Волмы еще три дня шли ожесточенные бои, которые вели с обреченным врагом воины армий 2-го и 3-го Белорусских фронтов. Только 11 июля, после окончательного разгрома и пленения последних разрозненных отрядов противника, в лесах восточнее Минска наступила тишина.

Из всей 105-тысячной группировки 70 тысяч немецких солдат и офицеров навеки остались лежать в белорусских лесах. Свыше 30 тысяч немцев попали в плен и, оказавшись на знаменитом «параде пленных» 17 июля, прошли под конвоем по центральным улицам Москвы. 

До сих пор большая часть сведений и рассказов о подвиге и смерти девушки из Глазова основана на наградном листе, представлявшем ее к высокому званию Героя Советского Союза. В документе, подписанном 18 июля 1944 года командиром 252-го полка подполковником Кузнецовым, говорится следующее:

 «Батальон на марше встретился с превосходящими силами противника в составе 2-х стрелковых дивизий и принял бой. Ефрейтор Барамзина из снайперской винтовки истребила 20 гитлеровцев, оказывала помощь раненым. В немецкий блиндаж, где она перевязывала раненых бойцов и офицеров, заскочила группа гитлеровцев и забросала блиндаж гранатами. Барамзина, спасая раненых, отбивалась до последней возможности. Когда вышли все патроны, фашисты схватили Барамзину и стали пытать. Мужественная патриотка ничего не сказала, не выдав военной тайны. Гитлеровцы застрелили Барамзину в упор из противотанкового ружья, выкололи ей глаза и надругались над ее телом...»

Как можно заметить, не все изложенное в наградном листе, соответствует тому, что действительно происходило в тот день у деревни Шеметово.

Во-первых, в том бою у ефрейтора Барамзиной не могло быть снайперской винтовки. Никто из однополчан не упоминает о нем. Такое оружие связистам просто не полагалось, и Таня была обязана его сдать при уходе из команды снайперов.

Во-вторых, как один из подвигов Тани, до сих пор прославляется ее непреклонное молчание на фашистском допросе. Но, после изучения свидетельств многих очевидцев и самих обстоятельства боя, невольно приходишь к выводу о том, что в тот день немцы никакого допроса девушки проводить не могли. У вражеских солдат и офицеров, схватившим Таню, не было ни времени, ни желания допрашивать, тем более с пыткой, кого-либо из пленных. Им, и без того потерявшим немало времени в Шеметово, необходимо было как можно скорее выходить из-под удара советских войск и прорываться на запад. Немцами, терпящим страшное поражение в Белоруссии и понесшим большие потери от меткого огня Татьяны, двигало только одно − выместить всю свою злобу, ярость и ненависть на взятой в плен раненой девушке.

Откуда же взялась в наградном листе фраза: «Мужественная патриотка ничего не сказала, не выдав военной тайны», и каким образом обычная деревенская землянка, выкопанная крестьянами для собственных нужд, вдруг превратилась в «немецкий блиндаж»? Рискну высказать одно предположение.

Это произошло ночью 24 июня 1944 года, в самом начале операции «Багратион», на участке соседнего 3-го Белорусского фронта. В ночном бою по прорыву обороны противника под Оршей, был тяжело ранен участник танкового десанта гвардии рядовой Юрий Смирнов. Сбитый вражеской пулей с танковой брони, он упал на опушке около деревни Шалашино, недалеко от штабных блиндажей 78 немецкой штурмовой дивизии.

Подобранный немцами Юрий подвергся жесточайшему допросу. По признанию взятого впоследствии в плен командира 78-й дивизии генерал-лейтенанта фон Траута: «…русский солдат ничего не сказал. Мы возлагали на допрос большие надежды, если бы узнали, куда идут танки и сколько их, мы бы организовали отпор».

Утром 25 июня наши бойцы в штабном блиндаже, брошенном бежавшими гитлеровцами, обнаружили распятый на стене обнаженный труп гвардии рядового Смирнова. Его лицо почернело от ударов, тело было исколото ножами и штыками, руки и ноги пригвоздены к доскам. В лоб вбито два больших гвоздя. Юрию было всего девятнадцать лет...

Весть о дикой расправе над гвардии рядовым Смирновым быстро облетела войска фронта и вызвала волну ненависти к врагу. Воины давали клятву мстить без пощады фашистам за мученическую смерть товарища по оружию. 6 октября 1944 года Президиум Верховного Совета СССР присвоил гвардейцу звание Героя Советского Союза посмертно.

В начале июля 33-я армия вошла в состав 3-го Белорусского фронта. Без сомнения, командование 252-го стрелкового полка знало о подвиге и смерти гвардии рядового Смирнова. И можно смело утверждать, что обстоятельства гибели Юрия были использованы штабом полка при составлении наградного листа на ефрейтора Барамзину, также погибшую в муках от рук фашистов. Вот тогда и вошли в официальную биографию Тани «немецкий блиндаж», «допрос» и «военная тайна». Без сомнения, девушка нашла бы в себе силы для достойного поведения на фашистском допросе... Если бы он был. Но, на мой взгляд, не стоит приукрашивать и без того высокий подвиг Тани Барамзиной.

Главный смысл подвига глазовской девушки заключен в ее героическом самопожертвовании. У Тани были все возможности уйти через рожь вместе с остатками десанта в лес и тем спасти свою жизнь. Но она просто не смогла оставить своих раненых и наблюдать издалека, как убивают ее беспомощных однополчан. И она, забыв о себе и зажав в кулак рвущийся наружу страх, оставалась в землянке до конца, отстреливаясь до последнего патрона, до последней гранаты...

Кроме того, многие воспоминания и статьи, посвященные Тане Барамзиной, убеждают нас в том, что она была похоронена прямо на месте боя, в Пекалине, недалеко от землянки, где приняла свою смерть. Однако в Центральном архиве Министерства обороны РФ в фонде 70-й стрелковой дивизии хранятся «Именные списки безвозвратных потерь сержантского и рядового состава» за 1944 год. В этом документе напротив фамилии и имени Татьяны Барамзиной в графе «Где похоронен» стоит короткая запись: «д. Волма».

Известно, что в 1945 году жители Волмы, копая могилы для павших бойцов, «обнаружили похороненную женщину, обернутую двумя плащ-палатками. На ней был надет офицерский китель, а под ним − гимнастерка». В 1960 году Белорусский Государственный музей истории Великой Отечественной войны провел расследование: принадлежит ли это захоронение Герою Советского Союза Татьяне Барамзиной.

Было найдены несколько ее однополчан, которые прислали письма и воспоминания о последних часах жизни Татьяны Барамзиной. На основании архивных документов и свидетельств очевидцев музей установил, что Тани была  похоронена 5 июля в братской могиле в деревне Волма Петровичского сельсовета.

В июне 1963 года прах Героя Советского Союза Татьяны Барамзиной был перенесен в братскую могилу в деревне Калита Петровичского сельсовета. Над захоронением бойцов под сенью берез  у перекрестка дорог еще в 1951 году был установлен памятник − солдат с автоматом. Ежегодно ученики местных школ 23 февраля и 9 мая возлагали венки из цветов на братскую могилу.

Всего в братской могиле лежат 113 человек: несколько партизан и воины самых разных национальностей, погибшие под Минском в те июльские дни 1944 года. Вместе с Таней в братской могиле покоится еще один Герой Советского Союза − Акперов Газанфар Гулам оглы, азербайджанец из Нахичевани,  учитель, ставший на войне артиллеристом и геройски погибший 5 июля под деревней Волма при отражении атаки фашистских танков.

И в наши дни к недавно отреставрированному памятнику и плитам с именами бойцов люди продолжают приносить цветы и венки, На постаменте у ног фигуры солдата временами загораются поминальные лампады. Священники из православной церкви Святителя Николая Чудотворца, стоящей на улице Тани Барамзиной микрорайона Сокол, регулярно служат панихиды и литии на могилах героев войны в Калите и других селениях Смолевичского района.

В Белоруссии о Тане помнят. Ее имя высечено на стене зала Славы Белорусского музея истории Великой Отечественной войны и на мемориальной плите под знаменитым гранитным обелиском на минской площади Победы. В честь Тани названы улицы в микрорайоне Сокол города Минска и в селе Пекалин, установлены мемориальные доски. Фотографии и скульптурные портреты Тани Барамзиной можно увидеть и в грандиозном музее Великой Отечественной войны в Минске, и в маленьком музее Боевой славы школы в селе Пекалин.

Большая картина, изобразившая Таню с автоматом в руках у входа в землянку с ранеными, является центральным эпизодом диорамы, посвященной сражениям июля 1944 года в «Минском котле». Это творение работы белорусских художников долгое время являлось самой яркой частью экспозиции Белорусского музея Великой Отечественной войны. Весной 2014 года, в связи с переездом музея в новое здание, диорама была передана Военной академии Республики Беларусь. Сейчас огромное полотно с предметным планом и портретом Тани Барамзиной установлено в одном из помещений академии и скоро будет открыто для посетителей.

Сорок лет назад в одном из очерков о подвиге Тани белорусская газета «Минская правда» писала так:

«Мы называем своими земляками и тех, кто воевал на белоруской земле, оборонял и освобождал ее города и села. Земляков у нас тысячи и тысячи − русские и украинцы, грузины и армяне, казахи и узбеки, киргизы и башкиры, представители всех братских народов и национальностей».

Глазовчанка Татьяна Барамзина и по сей день остается для белорусов своей, родной и близкой. Кровь Тани, пролитая за освобождение Белоруссии, навеки породнила ее с этой многострадальной землей.
Автор:  Г.А. Кочин, научный сотрудник отдела истории

Режиссер - Александр Бойков

Оператор - Алексей Куприянов

Продюсер - Олег Алехин

Креативный продюсер - Валентина Красных

Художники - Татьяна Девирц, Лариса Милованова

Монтаж - Ольга Бойкова, Ринат Халеков

Саунд дизайн - Дмитрий Созинов

Роли озвучивали – Елизавета Мартиросова, Мария Иващенко, Даниил Эльдаров, Татьяна Шарко, Данил Стеклов, Лина Иванова, Прохор Чеховской, Ирина Киреева

 

В июле 1944-го... (Загадки последнего боя Героя Советского Союза Татьяны Барамзиной)

Источник

Белоруссия... Эта бывшая республика Советского Союза, ставшая независимым государством, и по сей день остается нашим добрым и миролюбивым соседом.

​Помимо общих славянских корней и исторического прошлого, народы России и Республики Беларусь объединяет светлая и горькая память о Великой Отечественной войне, трепетное и благодарное чувство к тем, кто сокрушил фашистские полчища и принес своей Родине долгожданную Победу.

​Одним из героев той далекой войны, нашедших вечный покой на белорусской земле, стала наша землячка Татьяна Барамзина. Подвиг девушки из Глазова навсегда вошел в историю Республики Беларусь и остался в памяти ее народа. Но до сих пор во фронтовой биографии Тани, и особенно в истории ее героической смерти, остается немало противоречивого, неясного и просто ошибочного.

 Вспомним ее недолгий фронтовой путь.

После окончания Центральной женской школы снайперской подготовки глазовчанка в составе команды из 20 девушек в апреле 1944 года прибыла на фронт, проходивший под городом Оршей в восточной Белоруссии, в расположение 252-го стрелкового полка 70 стрелковой дивизии. Добраться до своей части девушкам было очень непросто. На дороге бушевала свирепая метель. Грузовик, на котором команду снайперов везли из Смоленска, застрял в снежных заносах. Пока девушки ночевали в ближайшей деревушке, машину замело по самую крышу. Снайперам пришлось весь день до глубокой ночи в заледеневших шинелях идти сквозь пургу, вытаскивая друг друга из сугробов.

Когда девушки прибыли в дивизию, Барамзина, ее напарница Надежда Кубасова и еще две снайперские пары были прикреплены к третьему батальону 252-го стрелкового полка, стоявшего на позициях у деревни Соколово. После двух дней отдыха и изучения местности Таня с подругами 8 апреля вышла на огневой рубеж. Уже в первый день на передовой она убила двух «фрицев» и открыла свой боевой счет.

Несмотря на весеннюю распутицу и половодье, девушки, стоя в залитых водой окопах, лежа в сыром снегу и на мерзлой земле, изо дня в день вели «охоту» на солдат и офицеров противника. За сорок дней обороны под Оршей 20 девушек сумели уничтожить свыше двухсот гитлеровцев.

Однополчанин Тани Александр Ильич Соломатин, служивший в то время командиром взвода по снабжению, вспоминал:

«В апреле 1943 года в нашем батальоне появился новый снайпер – девушка. Невысокого роста, улыбчивая. Это была Таня Барамзина. Полюбили мы ее сразу: за требовательность к себе и товарищам, за то, что до всего ей было дело. Случалось так, что и повара отчитает за невкусный борщ или кашу, и неряшливого солдата так пристыдит и на смех поднимет, что тот навсегда запомнит случай с грязной гимнастеркой или оторванной пуговицей».

​Однажды в перестрелке получила серьезное ранение напарница Барамзиной Надя Кубасова. Таня убедила командира, что сумеет справиться и одна. Однажды, лежа в засаде на склоне холма над берегом широко разлившейся из-за таяния снегов речки, девушка заметила вражескую разведку − плывущих на плоту пятерых немцев. Девушка открыла огонь. Три солдата погибли прямо на плоту, двое спрыгнули в воду. Одного из них пуля сразила в реке, а пятый «фриц» рухнул под выстрелом Тани, уже взбираясь на крутой откос.

К концу мая личный счет девушки уже дошел до 16 убитых немцев. Но внезапно у нее начало портиться зрение. Сказались постоянное сильнейшее напряжение глаз и недавно перенесенная в окопах простуда. Врачи предложили ефрейтору Барамзиной демобилизоваться по состоянию здоровья, но она не пожелала покидать своих боевых друзей. Таня подала на имя командира полка рапорт с просьбой оставить ее на любой должности и стала связисткой при штабе ее третьего батальона.

Пока девушка осваивала телефонный аппарат и катушку с проводом, в советских войсках полным ходом шла подготовка к началу грандиозной операции «Багратион», целью которой было полное изгнание фашистских армий с белорусской земли.

22-го июня 1944 года 252-й стрелковый полк, в котором служила Таня, проводя разведку боем, атаковал вражеские траншеи. На следующий день в ходе начавшейся операции «Багратион» полк отбил контратаки врага и закрепился на месте прорыва. В те дни ефрейтор Барамзина под сильным артиллерийским огнем, рискуя жизнью, в течение 14 часов восстанавливала то и дело рвущуюся под градом осколков связь со штабом батальона.

После того, как советские войска на нескольких участках фронта прорвали оборону противника, над немецкими армиями в Белоруссии нависла угроза неминуемого окружения. 25 июня немцы оставили свои рубежи у Орши и начали поспешное отступление. 70-я дивизия сразу же начала преследование отходившего противника. В авангарде дивизии наступал 252-й стрелковый полк. Среди его бойцов с телефонной катушкой в руках шла на запад и связистка Татьяна Барамзина.

Задачей 33-й армии, в которую входила 70-я дивизия, было отсечение врага от автомагистрали Москва-Минск, параллельное преследование и разгром соединений противника. 252-ой полк день и ночь, без сна и отдыха, следовал  за отступавшим врагом, отбивая его яростные контратаки, рассеивая и громя отставшие немецкие части. Погоня была стремительной. В день дивизия проходила маршем по 30-40 километров. 

3 июня советские войска штурмом овладели столицей Белоруссии Минск и тем самым замкнули кольцо окружения вокруг немецких войск восточнее города. В огромном «Минском котле» оказались остатки пяти корпусов двух германских армий общей численностью свыше 100 тысяч человек.

По воспоминаниям уцелевших немцев, в те июльские дни «жуткая жара с тысячами комаров обволокла низины между реками Березина и Волма». Наткнувшись 4 июля на заслоны советских войск перед Минском, вражеские колонны начали беспорядочно метаться во все стороны по лесным дорогам и тропам, тщетно пытаясь найти лазейку в «котле» и вырваться из окружения. Тогда и встретила свою смерть Татьяна Барамзина.

После изучения наиболее достоверных документов и свидетельств однополчан Тани удалось восстановить близкую к реальности  картину последних часов ее жизни.

 Днем 4 июля белорусские партизаны сообщили разведке 252-го полка, что всего в нескольких километрах, в самом центре окруженной группировки противника в районе деревни Пекалин проходит узел лесных дорог. Получив эти сведения, командование дивизии приняло решение немедленно захватить этот перекресток и не дать немцам ускользнуть из-под удара.

Для выполнения этой дерзкой и очень рискованной операции был выбран 3-й стрелковый  батальон под командованием майора Филимонова.  Было решено посадить батальон на грузовики артиллерийского дивизиона и усилить его бойцами из других подразделений. Совместно с батальоном в тыл окруженных немцев должен также прорваться входивший в состав 33-й армии 873-й истребительно-противотанковый артиллерийский полк.

Связистка Барамзина не должна была участвовать в той опасной операции. Но она буквально настояла на том, чтобы ее взяли в десант хотя бы фронтовой медсестрой.

​Вечером после ужина 3-й батальон, не дожидаясь подхода артиллерийского полка, пошел на прорыв. Колонне посаженных на грузовики десантников во время неразберихи, царившей в ту ночь у немцев, удалось незаметно пройти во вражеский тыл. После нескольких часов дороги полк подъехал к небольшой деревне из 30-40 домов, стоявшей на перекрестке лесных дорог. Само селение лежало в низине на берегу речушки Уша, вдоль которой через деревню с востока на запад проходила проселочная дорога. К северу от нее  на пригорке простиралось большое ржаное поле, за которым стояла стена леса. Другая дорога шла с севера через деревню и уходила за речку на юг. Кругом были леса и болота, и у немцев за речкой Уша не было другой дороги для прорыва на юг и запад.

​Считается, что этим селением была деревня Пекалин Смолевичского района Минской области. Однако, само расположение и малые размеры этого селения в те годы, а также местность вокруг него никоим образом не совпадают с воспоминаниями участников десанта. Согласно свидетельству командира 3-го батальона майора Филимонова, бой 3-го батальона в действительности проходил в деревне Шеметово, стоявшей в четырех километрах к западу от Пекалина. Таким образом, бой 3-го батальона действительно проходил в районе селения Пекалин, но не в нем, а на окраине соседней деревни Шеметово.

Десантники, не теряя времени, готовили огневые позиции для скорой встречи врага.  В Шеметово не было никого - все жители на время боев ушли в леса. На северной окраине деревни у ржаного поля бойцы нашли несколько пустых землянок, выкопанных крестьянами для жилья. Одну из них Таня Барамзина заняла под медпункт батальона.

 Возле землянок устроили свои позиции пулеметчики. На краю деревни в садах притаились минометы, а на поле вдоль дороги скрытно расположились автоматчики и противотанковые орудия. Но, готовясь к бою, десантники не знали, что всего в нескольких километрах от них, в эти же самые ночные часы 873-й артиллерийский полк, совместно с которым должен был действовать 3-й батальон, ведет ожесточенный бой с большой колонной отступавших немцев. 

Напоровшись на врага, артиллеристы заняли круговую оборону прямо у дороги и приняли бой. Это происходило возле маленькой деревушки Ротковщина, всего в полутора километрах от Пекалина и в пяти-шести от Шеметова. За ночь батареи, находясь под обстрелом вражеской артиллерии, огнем своих пушек прямой наводкой отбили свыше десятка яростных атак. Сражение, временами переходищее в рукопашную схватку, продолжалось без перерыва девять часов. Утром на помощь к артиллеристам подоспели части 70-й дивизии. На поле возле Ротковщины осталось лежать свыше полутора тысяч вражеских трупов. Сам 873-й полк потерял больше ста человек убитыми и ранеными и большую часть орудий. Трое артиллеристов за тот беспримерный бой получили звание Героя Советского Союза, двое из них − посмертно.

Для десантников 3-го батальона все началось 5 июля на рассвете, когда к Шеметово вышла другая крупная группировка противника. Однополчанин Тани Александр Соломатин так описывал этот бой: «Рано утром, примерно в 4-5 часов показались немецкие части, состоящие из танков, самоходных орудий, бронемашин, транспортеров. Пехота немцев была вся на танках и других машинах. Как видно, немцы не замечали расположения нашего десанта. Пропустив их на ширину расположения нашего десанта, по ним был дан сокрушительный огонь со всех видов нашего оружия. Часть их танков, самоходок заполыхали огнем, пехота была спущена и приняла боевой порядок. Часть их боевых машин развернулись и двинулись с пехотой на наше расположение, стреляя на ходу, но ни одному танку подойти не удалось, они были подбиты. Задние их части также приняли боевой порядок и прямой наводкой  били по нашим огневым точкам. Пушки наши были подбиты, расчеты выбыли из строя, были убитые и раненые, также подбиты и пулеметные точки. Их пехота лезла на остатки нашего расположения, но мы по возможности их отбивали...»

В том бою Таня Барамзина выносила и перевязывала раненых бойцов, а самых тяжелых укрывала в своей землянке. То и дело, подменяя выбывших из строя однополчан, она ложилась за пулемет и била по врагу. Прошло утро, наступил день, но бой у Шеметово все еще продолжался. В эти самые часы 70-я дивизия добивала у деревеньки Ротковщина прорывавшуюся там ночью немецкую колонну и не могла вовремя подоспеть на выручку к 3-му батальону. У десантников закончились боеприпасы, и оставшиеся в живых начали незаметно для врага отступать по высокой ржи в ближайший лес.

Танин медпункт стоял на самом краю поля, спасительные рожь и лес были так близки... Но в землянке, к которой уже вплотную подступали враги, еще оставались перевязанные ею раненые бойцы.

Многие десантники видели с далекой опушки, как бегущие к медпункту немцы падали под пулями Таниного автомата. Отбив очередную атаку, девушка вытаскивала из землянки раненых, и снова бралась за автомат, прикрывая огнем солдат, из последних сил ползущих к лесу. Но, по словам очевидца, этот бой был недолог − всего пять-десять минут. Послышались взрывы гранат, видимо у Тани закончились патроны. Два немца, обойдя землянку сзади, проползли по ее крыше и бросили гранаты вниз. Раздались взрывы и все стихло... Из леса было видно, как немцы, бросившись в землянку, вытащили из нее раненую, еле державшуюся на ногах Таню и здесь же, у входа, начали бить ее прикладами и штыками...

К Шеметово уже подходили передовые части 70-й дивизии, и немцы поспешно покинули деревню. Когда уцелевшие бойцы десанта вышли из леса, то возле землянки их ожидало страшное зрелище. Все тело Тани было исколото и изрублено, голова пробита, глаза выколоты, груди вырезаны, в живот воткнут окровавленный штык. Узнать девушку можно было только по волосам. Кругом  лежали трупы врагов и тела раненых, добитых фашистами...

Бойцы 70-й дивизии шли мимо мертвой Тани и, отдав ей последние почести, снова выходили на дорогу. Необходимо было без остановок двигаться на запад, преследуя отступающего врага. Хоронить убитых было некогда. Но Таню в полку знали и любили. Был отдан приказ, и тело девушки, накрытое шинелью, бережно положили на подводу санитарного взвода.

После того, когда 252-й полк с боем вошел в большое село Волма, стоявшее в 20 километрах до Минска, ефрейтор Барамзина была похоронена на местном кладбище. На ее мертвое тело, прямо на изорванную в клочья гимнастерку, надели офицерский китель, пожертвованный одним лейтенантом. Таню завернули в две плащ-палатки и предали земле под звуки оружейного салюта.

Из Волмы подразделения 70-й дивизии, выполняя новый приказ командования, уходили за северо-запад, прикрывая Минск от прорыва окруженных немецких войск. А  в междуречье Березины и Волмы еще три дня шли ожесточенные бои, которые вели с обреченным врагом воины армий 2-го и 3-го Белорусских фронтов. Только 11 июля, после окончательного разгрома и пленения последних разрозненных отрядов противника, в лесах восточнее Минска наступила тишина.

Из всей 105-тысячной группировки 70 тысяч немецких солдат и офицеров навеки остались лежать в белорусских лесах. Свыше 30 тысяч немцев попали в плен и, оказавшись на знаменитом «параде пленных» 17 июля, прошли под конвоем по центральным улицам Москвы. 

До сих пор большая часть сведений и рассказов о подвиге и смерти девушки из Глазова основана на наградном листе, представлявшем ее к высокому званию Героя Советского Союза. В документе, подписанном 18 июля 1944 года командиром 252-го полка подполковником Кузнецовым, говорится следующее:

 «Батальон на марше встретился с превосходящими силами противника в составе 2-х стрелковых дивизий и принял бой. Ефрейтор Барамзина из снайперской винтовки истребила 20 гитлеровцев, оказывала помощь раненым. В немецкий блиндаж, где она перевязывала раненых бойцов и офицеров, заскочила группа гитлеровцев и забросала блиндаж гранатами. Барамзина, спасая раненых, отбивалась до последней возможности. Когда вышли все патроны, фашисты схватили Барамзину и стали пытать. Мужественная патриотка ничего не сказала, не выдав военной тайны. Гитлеровцы застрелили Барамзину в упор из противотанкового ружья, выкололи ей глаза и надругались над ее телом...»

Как можно заметить, не все изложенное в наградном листе, соответствует тому, что действительно происходило в тот день у деревни Шеметово.

Во-первых, в том бою у ефрейтора Барамзиной не могло быть снайперской винтовки. Никто из однополчан не упоминает о нем. Такое оружие связистам просто не полагалось, и Таня была обязана его сдать при уходе из команды снайперов.

Во-вторых, как один из подвигов Тани, до сих пор прославляется ее непреклонное молчание на фашистском допросе. Но, после изучения свидетельств многих очевидцев и самих обстоятельства боя, невольно приходишь к выводу о том, что в тот день немцы никакого допроса девушки проводить не могли. У вражеских солдат и офицеров, схватившим Таню, не было ни времени, ни желания допрашивать, тем более с пыткой, кого-либо из пленных. Им, и без того потерявшим немало времени в Шеметово, необходимо было как можно скорее выходить из-под удара советских войск и прорываться на запад. Немцами, терпящим страшное поражение в Белоруссии и понесшим большие потери от меткого огня Татьяны, двигало только одно − выместить всю свою злобу, ярость и ненависть на взятой в плен раненой девушке.

Откуда же взялась в наградном листе фраза: «Мужественная патриотка ничего не сказала, не выдав военной тайны», и каким образом обычная деревенская землянка, выкопанная крестьянами для собственных нужд, вдруг превратилась в «немецкий блиндаж»? Рискну высказать одно предположение.

Это произошло ночью 24 июня 1944 года, в самом начале операции «Багратион», на участке соседнего 3-го Белорусского фронта. В ночном бою по прорыву обороны противника под Оршей, был тяжело ранен участник танкового десанта гвардии рядовой Юрий Смирнов. Сбитый вражеской пулей с танковой брони, он упал на опушке около деревни Шалашино, недалеко от штабных блиндажей 78 немецкой штурмовой дивизии.

Подобранный немцами Юрий подвергся жесточайшему допросу. По признанию взятого впоследствии в плен командира 78-й дивизии генерал-лейтенанта фон Траута: «…русский солдат ничего не сказал. Мы возлагали на допрос большие надежды, если бы узнали, куда идут танки и сколько их, мы бы организовали отпор».

Утром 25 июня наши бойцы в штабном блиндаже, брошенном бежавшими гитлеровцами, обнаружили распятый на стене обнаженный труп гвардии рядового Смирнова. Его лицо почернело от ударов, тело было исколото ножами и штыками, руки и ноги пригвоздены к доскам. В лоб вбито два больших гвоздя. Юрию было всего девятнадцать лет...

Весть о дикой расправе над гвардии рядовым Смирновым быстро облетела войска фронта и вызвала волну ненависти к врагу. Воины давали клятву мстить без пощады фашистам за мученическую смерть товарища по оружию. 6 октября 1944 года Президиум Верховного Совета СССР присвоил гвардейцу звание Героя Советского Союза посмертно.

В начале июля 33-я армия вошла в состав 3-го Белорусского фронта. Без сомнения, командование 252-го стрелкового полка знало о подвиге и смерти гвардии рядового Смирнова. И можно смело утверждать, что обстоятельства гибели Юрия были использованы штабом полка при составлении наградного листа на ефрейтора Барамзину, также погибшую в муках от рук фашистов. Вот тогда и вошли в официальную биографию Тани «немецкий блиндаж», «допрос» и «военная тайна». Без сомнения, девушка нашла бы в себе силы для достойного поведения на фашистском допросе... Если бы он был. Но, на мой взгляд, не стоит приукрашивать и без того высокий подвиг Тани Барамзиной.

Главный смысл подвига глазовской девушки заключен в ее героическом самопожертвовании. У Тани были все возможности уйти через рожь вместе с остатками десанта в лес и тем спасти свою жизнь. Но она просто не смогла оставить своих раненых и наблюдать издалека, как убивают ее беспомощных однополчан. И она, забыв о себе и зажав в кулак рвущийся наружу страх, оставалась в землянке до конца, отстреливаясь до последнего патрона, до последней гранаты...

Кроме того, многие воспоминания и статьи, посвященные Тане Барамзиной, убеждают нас в том, что она была похоронена прямо на месте боя, в Пекалине, недалеко от землянки, где приняла свою смерть. Однако в Центральном архиве Министерства обороны РФ в фонде 70-й стрелковой дивизии хранятся «Именные списки безвозвратных потерь сержантского и рядового состава» за 1944 год. В этом документе напротив фамилии и имени Татьяны Барамзиной в графе «Где похоронен» стоит короткая запись: «д. Волма».

Известно, что в 1945 году жители Волмы, копая могилы для павших бойцов, «обнаружили похороненную женщину, обернутую двумя плащ-палатками. На ней был надет офицерский китель, а под ним − гимнастерка». В 1960 году Белорусский Государственный музей истории Великой Отечественной войны провел расследование: принадлежит ли это захоронение Герою Советского Союза Татьяне Барамзиной.

Было найдены несколько ее однополчан, которые прислали письма и воспоминания о последних часах жизни Татьяны Барамзиной. На основании архивных документов и свидетельств очевидцев музей установил, что Тани была  похоронена 5 июля в братской могиле в деревне Волма Петровичского сельсовета.

В июне 1963 года прах Героя Советского Союза Татьяны Барамзиной был перенесен в братскую могилу в деревне Калита Петровичского сельсовета. Над захоронением бойцов под сенью берез  у перекрестка дорог еще в 1951 году был установлен памятник − солдат с автоматом. Ежегодно ученики местных школ 23 февраля и 9 мая возлагали венки из цветов на братскую могилу.

Всего в братской могиле лежат 113 человек: несколько партизан и воины самых разных национальностей, погибшие под Минском в те июльские дни 1944 года. Вместе с Таней в братской могиле покоится еще один Герой Советского Союза − Акперов Газанфар Гулам оглы, азербайджанец из Нахичевани,  учитель, ставший на войне артиллеристом и геройски погибший 5 июля под деревней Волма при отражении атаки фашистских танков.

И в наши дни к недавно отреставрированному памятнику и плитам с именами бойцов люди продолжают приносить цветы и венки, На постаменте у ног фигуры солдата временами загораются поминальные лампады. Священники из православной церкви Святителя Николая Чудотворца, стоящей на улице Тани Барамзиной микрорайона Сокол, регулярно служат панихиды и литии на могилах героев войны в Калите и других селениях Смолевичского района.

В Белоруссии о Тане помнят. Ее имя высечено на стене зала Славы Белорусского музея истории Великой Отечественной войны и на мемориальной плите под знаменитым гранитным обелиском на минской площади Победы. В честь Тани названы улицы в микрорайоне Сокол города Минска и в селе Пекалин, установлены мемориальные доски. Фотографии и скульптурные портреты Тани Барамзиной можно увидеть и в грандиозном музее Великой Отечественной войны в Минске, и в маленьком музее Боевой славы школы в селе Пекалин.

Большая картина, изобразившая Таню с автоматом в руках у входа в землянку с ранеными, является центральным эпизодом диорамы, посвященной сражениям июля 1944 года в «Минском котле». Это творение работы белорусских художников долгое время являлось самой яркой частью экспозиции Белорусского музея Великой Отечественной войны. Весной 2014 года, в связи с переездом музея в новое здание, диорама была передана Военной академии Республики Беларусь. Сейчас огромное полотно с предметным планом и портретом Тани Барамзиной установлено в одном из помещений академии и скоро будет открыто для посетителей.

Сорок лет назад в одном из очерков о подвиге Тани белорусская газета «Минская правда» писала так:

«Мы называем своими земляками и тех, кто воевал на белоруской земле, оборонял и освобождал ее города и села. Земляков у нас тысячи и тысячи − русские и украинцы, грузины и армяне, казахи и узбеки, киргизы и башкиры, представители всех братских народов и национальностей».

Глазовчанка Татьяна Барамзина и по сей день остается для белорусов своей, родной и близкой. Кровь Тани, пролитая за освобождение Белоруссии, навеки породнила ее с этой многострадальной землей.
Автор:  Г.А. Кочин, научный сотрудник отдела истории

Поддержка регионов
Интенсивность цвета указывает на активность региона в поддержке данной работы
0

написано
отзывов

2

Отдано
голосов

Авторский блог
Пока публикаций нет

Отзывы /

Добавить отзыв

Пока отзывов нет

Все работы

Видеоролики

В данной категории представлены любительские видео-ролики любых типов, созданные всевозможными способами съемки (фотоаппарат, мобильный телефон), исключающие пропаганду насилия, распития алкоголя, табакокурения, употребления наркотических веществ и публичного секса. Видео, представленное в этой номинации несёт лишь добро, надежду, веру и любовь.

Премия "На Благо Мира"
Вся необходимая информация для участников конкурса