Меню

«У обрыва»

У ОБРЫВА 

Дорога была скучной, утомительной. Не радовал и пейзаж. Июль! 
За окнами машины выжженная степь, она даже не серая, а какая-то пегая с седыми островками ковыля.
Шестилетние сыновья-близнецы расположились на заднем сидении, а Таня на посту – рядом с мужем Сергеем.
Чтобы мальчишки меньше мутузили друг друга, она рассказала им только что придуманную сказку. Когда ответила на Стёпкины вопросы, предложила Димке сочинить продолжение.
Дима был ещё тот фантазёр-врунишка! Он, не долго думая, такое насочинял, что конца-края у сказки не предвиделось никогда.
Потом сыновья задремали. Таня вполголоса рассказывала мужу о своих тревогах: ведь ехали они навестить родителей после печального известия о болезни её отца.
 – Танюш, ты чего заранее волнуешься? Приедем и увидим своими глазами, поможем, поживём недели три… Всё будет хорошо!
Муж на ходу прижал её голову к своему плечу. И Татьяне опять стало покойно и надёжно.
 – Ты у меня психотерапевт! Умеешь утешить!
 – Я простой мужик, который любит свою жёнушку, - засмеялся Сергей.
Через пару часов после поворота начался подъём к перевалу.
Проснулись ребята.
 – Мама, пить!
 – Мама, писать!
 – Мама, жарко! 
Посыпались просьбы…
Сергей остановил машину на пустой грунтовой дороге, сводил сыновей в чахлые кустики, потом решил подкачать колесо.
Татьяна, крепко держа детей за руки, подошла к обрыву –  попятилась шага на четыре. Страшно!
Вдали всё так же печалилась задумчивая степь, над ней зависло сиропное марево жары…
Полдень. Солнце старательно палило, ему не мешали ни облака, ни тучи.
Посмотрев вниз с шестиметровой высоты, Татьяна не поверила глазам, а потом захлебнулась восторгом!
Под самым откосом несмелым островком росла ярко-зелёная трава, розовым облаком цвёл какой-то кустарник. Извивался узкой ленточкой и, наверное,  напевал нездешнюю песню ручей, спешивший ниоткуда  никуда. Но это не всё!
На чудном живом острове паслась кобылица с двумя жеребятами. И мать, и детёныши были одной масти – горячей и яркой! Таня забыла, как называется такая масть, да это неважно, потом вспомнит!
 – Стёпа, Дима! Посмотрите, какое чудо!
Пацаны стояли вялые, безразличные, скучные. Оживились, когда стали о чём-то спорить, обзывать друг друга! Они бы уже и подрались, если бы их крепко не держали за руки.
Мать уже не обращала внимания на детей, она застыла у обрыва, очарованная увиденным, почти беззвучно шептала: 
– Разве не чудо, когда в безжизненном пространстве вдруг ярким разноцветьем пестреет чья-то жизнь? Это…как травинка, пробившаяся сквозь асфальт! Глядя на неё, ощущаешь муки стыда за свои человеческие слабости и панические настроения по пустякам.
Подошёл Сергей, прервал мысли.
 – Что вы тут увидели? Танюш, ты прямо где-то не с нами!
 – Посмотри, Серёжа! Как это возможно?
Муж тоже увидел маленький оазис. – Здорово! Видишь, как мало нужно для жизни? Всего-то немного воды!
 – Зато дети наши растут равнодушными! Уведи их отсюда подальше, пусть у машины конфликтуют, а я здесь ещё постою.
Сергей, опустившись на колени, стал завязывать Стёпкины шнурки. Завязал, а потом громко хмыкнул! Таня встревожилась:
 – Что такое?
 – Быстро на колени! – крикнул муж.
Пока она в недоумении смотрела на него, он сильно дёрнул жену за руку.
 – Да опустись же ты, встань рядом на колени!
Мальчишки с любопытством смотрели на родителей, замерев на месте.
Татьяна послушно встала на колени рядом с Сергеем. Засмеялась: 
– Молиться будем? О чём?
 – А теперь посмотри под обрыв!
Таня не увидела никакой лошади, травы, ручья… 
– Теперь ты поняла, что детям ничего не было видно?
Поднявшись с колен, каждый из них взял на руки по ребёнку. Мальчишки завизжали от радости!
 – Хотим туда!
 – Давайте спустимся!
 – Можно погладить жеребят?
 – А вдруг у них нет хозяина? Они дикие?
Эмоции! Вопросы! Предложения!
Татьяна заплакала. 
– Мама, ты чего плачешь?  
Дима обнял её за шею. 
– Дура я дура! Теперь на всю жизнь запомню: чтобы понять детей, нужно встать на колени! Я давно притчу об этом слышала, да забыла… Сегодня открытие сделала! 
Слёзы на её глазах ещё не высохли, а она уже улыбалась! Так часто бывает у детей…

  Валентина Анисимова-Дорошенко
 (собрано автором)
ДЕТСКИЙ НЕЛЕПЕТ
Лиля, 5 лет. Читает Букварь. Остановилась. Долгая пауза.
 - Лиля, продолжай!
 - Я опять забыла эту букву!
 - Которую?
 - У которой  телефонная трубка на голове…
(Речь шла о букве Й).

Максим, 6 лет, пишет в тетради.
 - Тетрадь у меня какая-то ржавая!
 - Почему ты так решил?
 - Ручка не пишет в ней.
 - Может, тетрадь засаленная?
 - Ой! Конечно! Она за-фа-со-лен-на-я!

Никита, 4 года, показывает свою работу. Половина задания не выполнена.
 - Никита, а это кто за тебя сделает? Пушкин что ли?
 - А кто это? Я его не знаю!
Рассказываю о поэте, стихах, напоминаю известные сказки.
 - А сейчас он где?
 - Его давно нет.
 - Умер?
 - Да. Его ранили на дуэли.
Долго объясняла, что такое дуэль…
Месяца через три в подъезде громко хлопнула дверь. 
Никита вскочил и, держась за сердце, сквозь слёзы прорыдал:
 - Опять моего Пушкина убили!

Саша, 6 лет.
 - Если случится беда, или бандиты нападут, я их всех победю!
 - Но ты даже Букваря боишься!
 - Я его не боюсь, могу даже порвать на мелкие кусочки!
 - Его не рвать, а читать нужно!
 - Мне это даже не могло придти в голову…

В Букваре на странице  буква Ш и рисунок воздушного шарика в форме сердечка.
Адема, 5 лет, говорит:
 - Шердечко.
 - Почему шердечко?
 - Так ведь здесь нарисованы предметы на букву Ш!