Наверх

Блог
10.04.19
Вильма, не ожидавшая от себя такого порыва, зачем-то в три невесомых прыжка оказалась возле  безжизненных часов. – Так и хочется подержать шар Земной! – девушка прижала свои ладони к рукам держательницы часов, лукаво посмотрела на друга. – Так и буду стоять здесь – вд...
06.04.19
Я считаю, что заключительный фрагмент книги (рассказ) заставляет нас задуматься: всегда ли мы слышим и понимаем ДЕТЕЙ - не важно, своих или не наших... Они все НАШИ! Высказывания детей собираю и публикую, чтобы мы могли улыбнуться и удивиться мудрости детей. Рассказ «У обрыва» вошёл в книгу «Как...
06.04.19
Этот рассказ был представлен на фестивале «Славянские традиции-2018» в номинации «Проза о Праге». В Праге я никогда не была, но рассказ написала. Решила разместить его здесь. Может, мои прекрасные читатели сочтут его интересным? Я хочу, в первую очередь, поблагодарить всех читателей, кто отдал св...

Доброта без времени и пространства

10.04.2019

ДЕТСКИЙ НЕЛЕПЕТ, НЕ ВОШЕДШИЙ В КНИГУ «КАК СТАТЬ СУПЕРБАБУШКОЙ»

Валентина Анисимова-Дорошенко

(собрано автором)

ДЕТСКИЙ НЕЛЕПЕТ

Лиля, 5 лет. Читает Букварь. Остановилась. Долгая пауза.

 - Лиля, продолжай!

 - Я опять забыла эту букву!

 - Которую?

 - У которой  телефонная трубка на голове…

(Речь шла о букве Й).

 

Максим, 6 лет, пишет в тетради.

 - Тетрадь у меня какая-то ржавая!

 - Почему ты так решил?

 - Ручка не пишет в ней.

 - Может, тетрадь засаленная?

 - Ой! Конечно! Она за-фа-со-лен-на-я!

 

Никита, 4 года, показывает свою работу. Половина задания не выполнена.

 - Никита, а это кто за тебя сделает? Пушкин что ли?

 - А кто это? Я его не знаю!

Рассказываю о поэте, стихах, напоминаю известные сказки.

 - А сейчас он где?

 - Его давно нет.

 - Умер?

 - Да. Его ранили на дуэли.

Долго объясняла, что такое дуэль…

Месяца через три в подъезде громко хлопнула дверь.

Никита вскочил и, держась за сердце, сквозь слёзы прорыдал:

 - Опять моего Пушкина убили!

 

Саша, 6 лет.

 - Если случится беда, или бандиты нападут, я их всех победю!

 - Но ты даже Букваря боишься!

 - Я его не боюсь, могу даже порвать на мелкие кусочки!

 - Его не рвать, а читать нужно!

 - Мне это даже не могло придти в голову…

 

В Букваре на странице  буква Ш и рисунок воздушного шарика в форме сердечка.

Адема, 5 лет, говорит:

 - Шердечко.

 - Почему шердечко?

 - Так ведь здесь нарисованы предметы на букву Ш!

 

Думаю, что читатель улыбнётся и поймёт, насколько мудры НАШИ дети.

 

ИЗ КНИГИ «КАК СТАТЬ  СУПЕРБАБУШКОЙ»                                                

 

Глава первая. Почему я решила написать эту книгу.

 

Мне было чуть за сорок, как-то вечером в сердцах выпалила:

 - Все интересное в моей жизни позади! Чего ждать? Только старости…

 - Мама, ты ещё бабушкой не была! Так что главное у тебя впереди! – возразил мне сын.

Двадцать лет минуло с тех пор, и я поняла, что быть бабушкой – это самое ответственное, самое интересное, самое важное последнее дело в жизни женщины.

Нас со временем не станет, а жизнь внуков продолжится!

Именно бабушка может помочь сделать детство ребёнка ярким и счастливым. Особенно в двадцать первом веке…

Родители вынуждены пропадать на работе…

Они предлагают ребёнку вместо себя нянь, гувернанток, репетиторов, планшеты, компьютерные игры, «недетские» мультфильмы, ужасающие игрушки.

Вот поэтому детям ещё больше, чем в двадцатом веке, нужна бабушка!

 

…Когда я работала в Детском доме, однажды впервые взяла с собой на работу четырёхлетнюю внучку.

Пообщавшись с моими воспитанниками, она долго расспрашивала про то, почему мальчики и девочки не живут дома, почему у них нет папы и мамы…  Печально выслушивала мои ответы.

Когда за ней приехала её мама, моя Василина с ходу рассказала о том, что познакомилась с новыми детьми, какие они хорошие, как ей понравилось играть с ними. А потом резко замолчала. Вдруг горько-горько, сквозь слёзы, сказала:

 - Мама, представляешь, как им плохо? У них даже БАБУШКИ нет!

Увезли внучку, а у меня из головы не шли её слова. Почему мою девочку больше всего взволновал и вызвал наибольшее сочувствие тот факт, что у ребят из Детского дома нет бабушек?

Вспомнилась мне тогда древнееврейская мудрость, где говорится, что Господь не мог везде успеть, поэтому он сотворил бабушку…

Поняв, что ценность бабушки с каждым годом не иссякает, а возрастает, я задумалась: какой нужно быть бабушкой, чтобы сделать «детским» детство  детей, чтобы научить их жить в обществе, в коллективе, быть успешными в  школе?…

Какой нужно быть бабушкой, чтобы внуки выросли хорошими людьми? Какой нужно быть бабушкой, чтобы они не растерялись и не потерялись в нашем сложном, порой жестоком мире?

Какой нужно быть бабушкой, чтобы научить ребёнка иметь собственное мнение?

Какой нужно быть бабушкой, чтобы помочь внукам сделать правильный выбор между злом и добром?

Какой нужно быть бабушкой, чтобы воспитать в ребёнке стойкость перед  губительными соблазнами?

И это далеко не всё!

Какой? Какой? Какой?..

Всю сознательную жизнь я работаю с детьми. В последние годы часто общаюсь с бабушками детей разного возраста. Мои подруги и одноклассницы тоже стали бабушками. Многих из них волнует вопрос: как стать правильной бабушкой?

Я решила поделиться своим опытом, дать советы и рекомендации, чему-то научить, что-то понять самой. Так бывает, что в процессе размышления или обучения сам делаешь открытия.

Потом поняла, что должна написать книгу – не научную, не педагогическую, а такую, в которой живёт душа. Ведь это наша душа болит за внуков.

Надеюсь, что моя книга будет интересна и полезна бабушкам и дедушкам,  мамам и воспитателям, гувернанткам и няням – всем тем, кто хочет оставить яркий полезный след в жизни ребёнка.

Сразу заявлю, что ни в коем случае не хочу вас, мои дорогие читатели, поучать и наставлять. Не нужно принимать безоглядно и безоговорочно мои советы, наработки. Я знаю, что любовь к внукам  руководит всеми нами в процессе воспитания. Но поверьте, что мои советы и рекомендации – это моё признание в любви не только детям, но и  бабушкам!

Решила разбавить свою книгу высказываниями детей. Записываю их много лет и убеждаюсь, что дети – очень чуткие и мудрые, поэтому назвала подборку детских рассуждений «Детский нелепет». Есть несколько вставок «Бабушка говорила», которые тоже заставляют задуматься или улыбнуться.

 

ДЕТСКИЙ НЕЛЕПЕТ

Рома, 5 лет.

 - Моему дедушке сегодня исполнилось 56 лет.

 - А бабушке сколько лет?

 - Ей скоро будет ноль.

 - Почему ноль?

 - Так она же опять на диете. Всё  худеет!

 

Глава вторая.  Правила, которыми, я считаю, желательно руководствоваться бабушке.

 

    1. Не стоит стремиться подменять или заменять ребёнку родителей.

В жизни бывает, к сожалению, такое, что ребёнок долгое время живёт не с родителями. Даже если его родителей нет в живых, бабушка всё равно должна создавать эффект их присутствия. Каким образом?

Можно часто рассматривать фотографии, рассказывать о родителях только доброе и светлое, иногда выдуманное. Пусть ребёнок знает и чувствует, что ему есть, кого помнить, с кого брать пример. Кроме этого он узнает, что его любили и любят, что его появления на свет ждали и были рады его рождению близкие люди.

Авторитет родителей должен с раннего детства культивироваться в сознании ребёнка как пример, образец для подражания. Поверьте мне, что авторитет родителей никогда не  помешает авторитету бабушки! Малыш или подросток должен знать, что не только он любит своих родителей, что его любовь к ним эхом живёт в бабушке.

Мне могут возразить, что отсутствующие родители не всегда вели или ведут праведный образ жизни, поэтому не могут служить примером для ребёнка. В ваших руках, дорогие бабушки, посеять в душе ребёнка те семена, которые дадут нужные всходы. А для этого необходимо отбросить в сторону чьи-то пороки, отыскав достоинства. У каждого человека есть эти достоинства.

Я знала случаи, когда бабушки требовали от детей-сирот называть себя мамой.

Что ими руководило, могу только догадываться. Кто-то желал продлить свою молодость. Им льстило, когда на людях ребёнок называл их мамой. Значит, возраст подходящий, значит, она ещё молода и привлекательна!

Выходит, что родной бабушкой старательно стирался из памяти ребёнка образ рано ушедшей матери.

 - Я не хочу травмировать Машу, не хочу, чтобы она печалилась, что у неё мамы нет. Подрастёт, я ей всё объясню…

 - А разве травмировать подросшую Машу можно?

 - Она будет большая, сильная…

 - Маленькой Маше не помешало бы знать, как любила и любит её мама, как наблюдает за ней с Небес, как оберегает её от болезней и бед. Маленькая Маша разве не хочет знать, что женщина, родившая её, мечтала, что девочка вырастет доброй и хорошей? А Маша-подросток получит незаживающую рану, узнав правду. У подростков острая восприимчивость, хорошо, если девочка справится. А если нет?

Бабушка Маши не стала меня слушать. Что тут поделаешь?

Признаюсь, что моя точка зрения на данную ситуацию спорна. С ней можно не согласиться.

 

ДЕТСКИЙ НЕЛЕПЕТ

Алихан, 6 лет. Рисует солнце.

 - А вам солнышко жалко?

 - Да нет! За что его жалеть?

 - А мне очень-очень жалко.

 -Почему?

 - Потому что у него мамы нет!

 

 2. Старайтесь не говорить плохо о родителях в присутствии ребёнка, тем более конкретно ему. Если вы недовольны кем-то из родителей внуков, лучше обсудить  это во взрослом разговоре с глазу на глаз. Но следует помнить, что самое обидное и непростительное для  женщины, это услышать, что она – плохая мать. Эти слова не принесут пользы, они раз-ру-ши-тель-ны для понимания и построения отношений. Нет такого права у бабушек! И наоборот, если вы даже нерадивой невестке или дочери скажете, что она хорошая мама, это её окрылит, она будет стараться соответствовать вашей оценке, а  за советом чаще станет обращаться  к вам, а не к кому-то другому. Вспоминайте чаще своё материнство! Всё ли вы делали правильно и вовремя?

Нелогично быть неприятелями женщинам, которые любят одного ребёнка.

 

ДЕТСКИЙ НЕЛЕПЕТ

Адема, 6 лет. Радостно делится:

 - А у нас семья разноцветная: папа –  киргиз, мама – казашка, а мы с сестрёнкой русские!

 

3. Не позволяйте ребёнку того, что ему запрещают родители. Бабушка должна баловать внуков, но тактично, осторожно, используя дипломатию и житейскую мудрость. В этом случае ребёнок и не поймёт, что бабушка нарушила запреты и теперь ею можно манипулировать. Главное, все запреты должны быть обоснованы и объяснены ребёнку.

Первый вариант:

- Тебе нельзя шоколад, но я разрешу, а ты маме не говори!

Второй вариант:

 - Тебе нельзя шоколад, потому что у тебя диатез, кожица будет болеть и чесаться. Но я знаю рецепт очень вкусных самодельных конфет из сухофруктов. Они тебе не навредят! Пойдём на кухню их готовить. Сделаем много-много, чтобы хватило  взять домой и угостить папу и маму. У них ведь нет времени делать такие конфеты, а я свободна. Представляешь, как они обрадуются, узнав, что их ребёнок умеет делать полезные конфеты!

Первый вариант поможет вам создать фальшивый авторитет бабушки. Но, я знаю, что такой авторитет вам не нужен!

Второй вариант запрета не обидит ни ребёнка, ни родителей, но вам  придётся потрудиться на кухне.

Причина всех запретов должна быть объяснена понятным языком. Аргументировать запреты нужно даже детям двух-трёх лет. Это потребует от вас умения и терпения. Сказать нельзя проще, чем обосновать. Дети понятливые, они будут знать причины запрета, а при случае и других детей предостерегут от опасности.

 И ещё… Дети очень любят, когда с ними разговаривают на равных взрослые люди. Это для них значит, что им доверяют, что их не подавляют, что в них видят личность.

 

ДЕТСКИЙ НЕЛЕПЕТ

Эллина, 4 года жалуется:

 - Меня мама сегодня по попе нашлёпала.

 - За что?

 - Не знаю… Наверное, потому что любит. Она всегда потом говорит, что любит меня. Уж лучше бы не любила! А то так больно любит!

 

4. Следует помнить, что больше всего ребёнок нуждается в слове. Конечно, бабушка хочет и многое делает, чтобы ребёнок рос в сытости и тепле. Бабушкины блинчики, пирожки и пельмешки, связанные шапочки и варежки, сшитые или купленные платьица и курточки – всё это замечательно! Родители тоже кормят и одевают ребёнка. Разговаривать с ним им некогда. Бабушка может восполнить недополученное общение.

 

ДЕТСКИЙ НЕЛЕПЕТ

Нелли, 5 лет.

 - Я не хочу вырастать! Останусь такой!

 - Почему?

 - А то вырасту, а мама станет старой. Я не хочу, чтобы она от старости плакала!

 5. Вовлекайте внуков в совместную деятельность, будь то приготовление пищи, уборка, шитьё, стирка и т. п.

Проще всего выполнить бытовые дела, пока ребёнок спит или смотрит мультфильм. Сложнее посадить его за стол на кухне и дать в руки пластмассовый ножик, а позже и настоящий,  кусочек теста или ложку для перемешивания крема, соуса. Поставить миску с нашинкованной капустой и попросить малыша перетереть капусту с солью сложно? Вдруг опрокинет миску и испачкается! А вы попробуйте всё это дать, а сами приговаривайте:

 - Какой помощник у меня растёт, какой кулинар!

И говорите, говорите… О блюде, о посуде, об овощах…Рассказывайте истории, сказки, притчи, прибаутки…Не знаете – придумайте!

Сколько счастья увидите в глазах ребёнка! Сколько гордости появится в нём, когда вы расскажете родителям, что ваш внук сам готовил ужин, что он повзрослел. Кстати, навыки, полученные от вас, обязательно пригодятся в будущем.

 

ДЕТСКИЙ НЕЛЕПЕТ

В купе Лёка громко читает бабушке сказку. Вошёл новый пассажир, спрашивает:

 - В школу ходишь? В какой класс?

 - Ещё не хожу.

 - А сколько тебе лет?

 - Шесть!

 - Осенью пойдёшь?

 - Нет, конечно! Бабушка говорит, что не надо ребёнка лишать детства раньше времени!

 

6.Вместе с ребёнком просматривайте фильмы, мультфильмы, особенно новые для него.

Во-первых, хочется сказать о подборе материала для совместного просмотра. Если бы взрослые видели всё в подробностях, что смотрят дети, они бы пришли в ужас. Вроде хорошо родителям, «неправильным» няням, когда ребёнок безотрывно смотрит мультики. Он спокоен, никому не мешает. Взрослым можно отдохнуть или заняться делом, можно поболтать по телефону, посидеть в социальных сетях, заняться рукоделием …

А малышу или подростку очень хочется, он просто нуждается в том, чтобы с ним сидел рядом взрослый, кому можно задать вопрос и от кого можно получить ответ.

 Если ребёнок один, ему не с кем поделиться впечатлениями, эмоциями. Порой его необходимо утешить, успокоить, обнять, утереть ему слёзы. Кто это может сделать? Конечно, бабушка!

 

ДЕТСКИЙ НЕЛЕПЕТ

Максим, 6 лет. Вспоминает:

- Мне в роддоме так скучно было!

 - А ты это разве помнишь?

 - Конечно, помню! Там даже не поиграешь! Хотел разрешения спросить, но разговаривать ещё не умел. Я тогда на папу сильно обиделся!

  - За что обиделся?

 - Папа меня увидел первый раз и не сказал, что я красивый!

 Он сказал: »Сойдёт…»

 

 

7. Читайте детям или с детьми книги днём, а не на ночь. Постараюсь обосновать это правило.

Когда читаете малышу сказку, её желательно, даже нужно обратить в совместное действо. Стихотворение или сказка оставят неизгладимое впечатление, если отрывки, эпизоды инсценировать. В отдельной моей книге  «Инсценирование и театральность» я подробно описываю, как чтение может стать маленьким спектаклем.

Кроме этого, нужно рассмотреть или нарисовать вместе с внуком иллюстрации, пересказать содержание, задать вопросы, объяснить значение слов, сделать вывод…

У чтения на ночь другие задачи и цели. Ребёнок должен успокоиться и сладко заснуть.

 

ДЕТСКИЙ НЕЛЕПЕТ

Первоклассник Серёжа читает в учебнике сказку «Бременские музыканты». Долгая тишина. Мама вмешивается:

 - Серёжа, продолжай!

 - Не буду!

Почему не будешь?

 - Здесь плохое слово! Ты меня ругать будешь за него.

Мама взяла книгу, читает:

 - …Петух с размаху трахнул разбойника по голове…

 

8. Рассказывайте сказки на ночь. Только рассказывайте! В полумраке или темноте ребёнок должен слышать не шелест страниц, а тихий голос бабушки. И сказка должна быть спокойной, без сражений и злодеев. Где взять такую сказку? Ответ прост – её нужно придумать самому. Я поделюсь с вами в моей книжке «Сказки перед сном» теми сказками, что придумала я.

Сказки можно заменить песнями, не обязательно колыбельными, главное, чтобы эти песни были лирическими, протяжными, незамысловатыми по содержанию.

 

ДЕТСКИЙ НЕЛЕПЕТ

Педагог спрашивает 6-летнюю Адему:

 - Почему у тебя руки такие холодные?

 - А я, когда к вам шла, зиму потрогала!

 

  10. Как можно чаще обнимайте ребёнка. Это не моё открытие, есть теория об объятиях. Одни психологи говорят о восьми, другие о двенадцати объятиях в день, которые якобы сделают ребёнка успешным в будущем. Я не знаю точно, сколько раз надо обнять внука. Я вижу в этом иной смысл. Прикосновение несёт в себе обмен импульсами, раскрывает возможности почувствовать физическое и эмоциональное состояние маленького родного человека. Очень часто объятие расскажет лучше о боли, терзаниях, самочувствии ребёнка, чем лабораторные анализы.

Когда малыш плачет или «истерит», обнимите его крепко и шепчите ему на ушко о том, как его все любят, какой он хороший, о том, что вы не дадите его в обиду. А если нужно переключить внимание от каприза, прошепчите ему какой-нибудь секрет про себя, откройте тайну. Заинтригуйте ребёнка и вы увидите, как волшебны объятья.

 

ДЕТСКИЙ НЕЛЕПЕТ

Угостила 5-летнего Кирилла конфетой.

 - Я без конфетки вас и так любил,

 но после конфетки залюбил сильнее!

 

Глава третья. Эстетика  и этика отношений в жизни ребёнка.

 

Эстетика и этика окружения.

 

1.Красота имени. На эту тему я напишу своё мнение, которое сложилось в процессе моего многолетнего общения с детьми не только в качестве бабушки, но и  в качестве педагога.

Каких только имён нет на свете! Особенно последние десять-пятнадцать лет родители изощряются отыскать особенное, редкое имя для своего ребёнка. Мой совет бабушкам: если вас не просят участвовать в выборе имени внука или внучки, никогда ни на чём не настаивайте. Единственное, что вы можете,  это привить ребёнку любовь к его собственному имени.

Сейчас не стесняются ласково называть маленького и большого человека в быту: Солнышко, Рыбка, Птичка, Тигрёнок и т. д. Но эти слова стали общеупотребительными.

 

ДЕТСКИЙ НЕЛЕПЕТ

Эллина, 4 года:

 - Не смейте называть меня принцессой! Я девочка, а не какая-то дура!

 

 Бабушке под силу больше: она может придумать необычные ласкательные формы от имени своего малыша. А ведь ничего нет лучшего для ушей человека, чем звучание его имени в разных вариантах.

В моей семье было принято называть друг друга ласково. Меня родные никогда не называли Солнышком. Я от этого не страдала. Зато и сейчас я называю свою сестру, которой пошёл 75-ый год, Раюшка, а вторую, которой 69-ый год – Танюшка. И мой взрослый сын называет их соответственно: тётушка Раюшка и тётушка Танюшка. Вроде мелочь, но я вижу, как светлеет лицом и улыбается глазами моя суровая старшая сестра. И любимый племянник у неё – мой сын. Наверное, не потому, что он её ласково называет, но мне кажется, что частично поэтому.

Работая в школе, в профессиональном училище, я знала, как волшебно воздействует имя на ученика.  Почти как объятие!

Я никогда не вызывала к доске учеников по фамилии. Первоначально случались курьёзы,  выбегало  два-три человека с одинаковым именем, но лишь это подталкивало к тому, чтобы, извинившись, добавлять фамилию…

Самые трудные, непослушные, дерзкие на глазах становились «ручными», когда слышали произнесённое на весь класс имя ласковым тоном учителя. Я хорошо помню, что самой любимой темой урока или классного часа для детей был разговор о значении имён.

Будучи учителем русского языка, я давала задание придумать как можно больше ласкательных производных от имён. В первую очередь придумывали их к именам не очень красивых, не очень успешных, немного обозлённых детей. Я потом наблюдала, какой вариант пролил свет на обладателя имени, этот вариант осторожно применяла хотя бы в личном общении.

Таким же методом я боролась с кличками детей. Убеждать в том, что кличка – это плохо, не всегда получалось, а вот своим вариантом, в котором основа исходила от имени, мне удавалось искоренить неблаговидное прозвище.

Нынешним летом во время нашего совместного отпуска моя почти взрослая внучка призналась:

 - Бабушка, а меня больше никто не называет Лёка, кроме тебя и папы.

(Разъехались мы в разные края, видимся редко).

 Пятнадцатилетний  ребёнок, оказывается, скучает по своему «домашнему» имени…

Если я вас убедила, что нет ничего приятнее, чем слышать собственное имя, 

придумывайте для своих внуков ласкательные производные  имени, даже если это имя не очень мелодичное. Применяйте свой вариант чаще, особенно в доверительные моменты близкого общения. Обязательно спросите ребёнка, какой вариант ему не нравится. И никогда не обращайтесь к нему так, как ему не нравится!

У меня есть две взрослые подруги 60 и 70 лет, которые на физическом уровне не переносили некоторого обращения к себе. Тамара предупреждала, чтобы её не называли Тома, Томочка, а Полина плохо реагировала на имя Поля. Если после предупреждения кто-то продолжал так к ним обращаться,  у них возникала невольная неприязнь к этим людям. Вот как глубоко можно ранить человека, назвав его не так, как он хочет.

Со временем можно вариантом полного имени настраивать ребёнка на серьёзный разговор.  Например,

- Даша! Пора просыпаться  моей птичке! Все птички уже поют!

- Дарья! Ты уже такая взрослая, но опять забыла вечером убрать  игрушки. Придётся это сделать сейчас.

Даже маленький ребёнок научится различать, в каких ситуациях  его называют полным именем. В конце-то концов, ему можно объяснить, что, если к нему обращается бабушка полным именем, значит, он должен себя вести серьёзно, почти по-взрослому.

Иногда практикуют обращение к ребёнку по имени-отчеству. Это тоже его обязывает, настраивает на серьёзность ситуации. 

 

ДЕТСКИЙ НЕЛЕПЕТ

Спрашиваю 6-летнего Кирилла:

 - Кирюша, ты на кого похож?

 - Красотой на маму, пузом на папу!

 

 - А ты, Кирюша, знаешь, кто такой джентльмен?

 - Знаю! Это то же, что и кавалер. Только кавалер делает хорошие дела для дамы, а джентльмен говорит хорошие слова вместо дел.

 

2. Научите ребёнка красиво обращаться к людям. Был в моей жизни случай.

Моему сыну было чуть больше трёх лет. Пришли мы в продуктовый магазин. Стоим в очереди, мне нужно было посмотреть витрину, отошла шагов на пять. Сказала сыну, что, если кто-то спросит, ответь, что мы последние в очереди. Он заважничал от такого ответственного поручения. Вдруг слышу, как его отчитывает какая-то женщина:

 - Что же ты такой невоспитанный? Разве можно так говорить?

Я подошла, спрашиваю:

 - Сынок, что случилось?

Женщина опередила его ответ:

- Представляете, я его спросила: « Ваша очередь за кем?» А ваш сын отвечает: «Вот за этой старухой!» Ну и мамочка! Такому научить  ребёнка!

Пожилая женщина, которая стояла впереди нас, была явно огорчена, что её назвали «старухой».

И вдруг прозвучал вопрос сына:

 - Мама, а Пушкин тоже невоспитанный? Ты же читала: «Жили-были старик со старухой…»

Глазки моего мальчика были полны слёз: вот-вот прольются! Обидно ему за маму…

Очередь облегчённо рассмеялась. Мне пришлось потом долго и недостаточно уверенно объяснять малышу, почему в сказках сплошные старухи.

С тех пор по ходу чтения сказки я объясняю детям, какие слова изменили значение или устарели для употребления.

Так что, дорогие бабушки, нам придётся учить внуков правильно обращаться к людям.

Начну с нас. Многие бабушки не любят этого слова. Просят замены: бабуля, Таня, Люба, баба Женя…

У меня на этот счёт своё мнение. Я люблю слово «бабушка»! Свою бабушку так называла, внучка меня так называет.

Когда она училась в третьем классе, получила задание написать сочинение про бабушку. Потом возмущённо рассказывала:

- Бабушка, представляешь, у нас в классе все написали в сочинении не про бабушку, а про бабу. Они своих бабушек бабами называют! Как можно так говорить про свою бабушку? Ещё и оценки хорошие получили!

Поэтому сами решайте, как вас должны называть внуки. А мне нравится бабушка! В этом слове я слышу ласку и доверие, детский шёпот и шорох листьев, песню ручья и летних дождевых струй…  Вот такая романтика для меня в этом слове! Я даже горжусь, когда ко мне так обращаются чужие дети. Вот только мужьям не позволяйте себя так называть и сами их не называйте дедушками. Я допускаю, что в таком случае можно заподозрить умирание женско-мужской любви…   Но это отступление от темы и оно тоже спорно.

Нашим детям приходится общаться с родственниками, воспитателями, учителями, знакомыми, порой чужими людьми. Задача бабушки научить ребёнка не обижать людей, а радовать. Самое простое решение, и вы можете в этом служить примером, - это спрашивать:

- Как я могу к вам обращаться?

«Дяденьки», «тётеньки», «бабуси» и прочие неподходящие обращения в случае, если они не понравятся собеседнику, не вызовут недовольства, если вы поможете ребёнку.  Вдруг он постесняется  задать ключевой вопрос?

И совсем малыш, и подросток с детства научится толерантности, ему легко будет завоевать любовь и уважение окружающих. Я считаю, чем больше людей будет любить вашего ребёнка, тем лучше сложится его жизнь. Кто-то может возразить, и это будет правильным.  Но мои наблюдения привели к выводу, что любовь, как оболочка, защищает человека от зла, негатива. Сколько есть примеров, что маньяки, убийцы, грабители вырастают из тех, кого мало любили в детстве. Понимая последствия «недолюбленности», бабушка может постараться сделать так, что её внуков полюбят даже чужие люди. Для ребёнка это не должно быть целью, ему нужно привить просто хорошее отношение к людям. Восторг, любование, восхищение вашим внуком сработает, ведь настоящих завистников, желающих детям зла, на свете совсем мало.

 

ДЕТСКИЙ НЕЛЕПЕТ

Рома, 4 года. Пришёл на занятия с насморком.

 - Рома, тебе мама салфетки с собой дала?

 - Вы что? Мы не располагаем средствами! Даже на еду денег нет!

...Мы на лыжи копим!

 

3.Не бывает некрасивых людей – это должен знать каждый ребёнок!

Конечно, речь идёт, в первую очередь, о самом ребёнке. Мало говорить ему, что он красивый. Понятно, что свой внук для бабушки самый красивый! Но необходимо акцентировать внимание на то, что он красив, когда, например,  чист. Привить правила гигиены можно, не только объясняя медицинские и санитарные факторы. Дети лучше понимают, что нужно быть чистым и опрятным, когда вы говорите:

 - Ты стал ещё красивей, когда умылся.

 - Как ты красиво причёсан!

- Ты такой красивый в этой чистой одежде!

- У тебя такие красивые пальчики, когда аккуратно пострижены ногти!

Если ребёнок злится или капризничает, подведите его к зеркалу:

 - Посмотри! Куда-то исчезает твоя красота! Неужели ты становишься от злости некрасивым? Наверное, поэтому все злодеи в сказках некрасивые?

Но ты же добрый, значит, красивый! Скорее успокаивайся, а то красота не вернётся! Нужно её немедленно вернуть! Вдруг заблудится навсегда?

Такой приём интригует малыша, особенно девочек.

Но следует помнить, что, если очень часто говорить ребёнку о его внешней красоте, это может навредить. Ваш внук или внучка будут постоянно любоваться собой, много времени проводить перед зеркалом.

На мой взгляд, очень важно научить ребёнка терпимо относиться к внешней некрасивости других людей.

Говорят, что в правильном обществе комфортно всем: инвалидам, людям с ограниченными возможностями, с необычной или неприятной внешностью. Стоит ли оправдывать насмешки детей над такими людьми детской непосредственностью, искренностью, прямолинейностью? Конечно, нет!

Детей нужно готовить к реальной жизни, поэтому разъясните внуку с ранних лет, что внешность человек не выбирает – он таким рождается. Бывают врождённые уродства, бывают болезни и травмы, портящие внешний вид. Сам человек в этом редко виноват, но очень страдает, поэтому показывать на него пальцем или смеяться над ним, означает проявить к нему жестокость.

 - Ты же добрый мальчик! Ты же не хочешь причинить лишнюю боль другому человеку?

Равнодушие  к таким людям – это тоже плохо. Помочь меньше страдать необычному человеку может общение с ними обычных людей. Если вы научите своих внуков не чураться, а сострадать, из них вырастут хорошие люди.

Когда в окружении вашего внука появятся «особенные» дети или  взрослые, то постарайтесь, чтобы он с ними активно общался! Подводите его к людям в инвалидной коляске, знакомьтесь, разговаривайте, гуляйте, приглашайте в гости, на прогулки, в игры особенных деток.

Раскройте малышу великую силу сострадания, сочувствия и доброты, которая поможет стать хорошим человеком не только вашему ребёнку, но и тому, чей ограниченный  круг общения раздвинет с вашей помощью свои рамки.

Я совершенно не согласна с мнением, что нужно избегать контакта с больными, несчастливыми людьми. Некоторые психологи говорят, что общение с ними разрушает ваше благополучие. Жестоко следовать этой теории. Разве кто-то из нас застрахован от испытаний и несчастья?

 

ДЕТСКИЙ НЕЛЕПЕТ

Шестилетняя Адема спрашивает:

 - Вы какую птицу любите?

 - Многих! Даже всех!

 - Нужно выбрать!

 - Зачем?

 - А то от любви может лопнуть сердце!

 

 4. Детская дружба и любовь. С детства ребёнок учится дружить. Пока он растёт только в семье, дружит с родными людьми: родителями, бабушками, дедушками, братьями, сёстрами. Детский коллектив даёт право ребёнку выбирать себе друзей. Детский сад, потом школа часто становятся судьбоносными для дружбы ребёнка, когда появляются друзья на долгие годы или на всю жизнь.

Недавно моя пятнадцатилетняя внучка рассказала мне о своей новой подруге.

Я спросила:

 - А твоя подруга Галя где? Ты с ней поссорилась?

 - Нет, мы с Галей общаемся, но Яна – настоящая подруга!

 - Как ты определила?

 - Бабушка, ты мне давно говорила, что настоящая дружба и любовь тогда, когда они делают тебя ещё лучше, а ты стремишься только к хорошему. С Яной у меня так! А с Галей я даже уроки прогуливала…

 - И ты запомнила мои слова?

 - Конечно! Отлично помню и другим рассказываю…

Было очень лестно, что в душу внучки запали мои слова. Помню, что я когда-то своим умом дошла до этой истины.

Всегда в жизни детей и взрослых появляются нежелательные друзья. Тогда звучат советы:

 - Не дружи с ним, он плохой!

Я считаю, что «плохие» имеют право на дружбу с хорошими!

Может, спросить своего внука:

 - А ты сможешь помочь Тане, Коле… стать лучше? Или ты сам хочешь стать хуже?

Если ребёнок положительно ответит на первый вопрос, обсудите с ним «план» действий. Не запрещайте общение, а, наоборот, посодействуйте. Внимательное наблюдение, незаметный контроль, ненавязчивое ваше участие раскроют все подводные камни этой дружбы.

Возможно, вы поймёте, насколько цельная личность – ваш внук.

Помню, что моя детская дружба с хулиганами и двоечниками определила мой выбор профессии – я стала педагогом, потому что радовалась успехам своих «подшефных»! Такое ощущала счастье, когда они становились лучше!

В двадцать первом веке жизнь детей, особенно городских, усложнилась во многом. Опасно ребёнку во дворе, на пути в школу… Часто нуждаются они в сопровождении взрослых лет до двенадцати-тринадцати.

Когда дружить? Это мы могли допоздна играть во дворах, окольными путями идти из школы домой. Почему окольными? А чтобы подольше побыть с друзьями!

Дни рождения сейчас проводят ярко, шикарно. Дома редко. В кафе дороже, но проще. И приглашают не всю дворовую гурьбу, а избранный круг. Родители освобождают себя от приготовления угощения, но вмешиваются в то, кого приглашает виновник торжества. Можно услышать фразу:

 - Он (она) не нашего круга, нищеброд!

После праздника обсуждаются подарки, наряды, причёски гостей.

А в моём детстве, если было тесно дома, накрывали стол во дворе. Еда была простая, но вкусная: пирожки, чебуреки, варёная кукуруза, фрукты, сладкий пирог. Нам долго не сиделось за столом, мы убегали играть в прятки, догонялки, выбивала, цепи… Обувь снимали с ног (если лето), босиком гоняли мяч. Наряды были обычны, самые бережливые убегали переодеться. Именинники были с нами. Не было аниматоров, клоунов и фейерверков, зато была дружба.

Хотите подарить своим внукам частицу своего детства, устройте им праздник сами! Если родители вас не поймут, организуйте день рождения внука в другой день у себя дома. Пусть участвует в приготовлении праздника виновник торжества, несколько друзей помогут на кухне. Еда должна быть простой.

Пригласите соседских детей, одноклассников…

 Не руководствуйтесь статусом и материальным положением, как это часто делают родители. Но самое главное – научите детей играть. Фанты, испорченный телефон, садовник, пантомимы – всё это им понравится.

Праздник запомнится внуку, потому что на нём будут друзья-товарищи. Потому что там будете вы – самый большой друг!

 

ДЕТСКИЙ НЕЛЕПЕТ

Эмир, 5 лет.

 - Я сегодня в садике с другом Захаром подрался! Он первым начал драку. Я его только нечаянно стулом задел…

 - Наверное, по ноге ударил!

 - Нет, с ногой всё в порядке! Я попал только в глаз!

 

В раннем детстве у ребёнка появляются предпочтения, симпатии, даже любовь к противоположному полу.

Относиться к данному факту нужно серьёзно! Ни в коем случае  не должно быть насмешек, подтруниваний, шуток, если вы хотите быть другом и советчиком своему внуку.

Мальчик доверит вам свою влюблённость и получит урок ухаживаний, проявления своих чувств. От бабушки будет зависеть, как сложится его любовь и во взрослой жизни. Если вам кажется, что это громко сказано, думайте иначе. Ваше право. Но я довольно часто слышу от чужих внуков-дошкольников и школьников вопросы о любви.

 - Как поступить, если любимая девочка меня не любит?

 - Нужно обратить её внимание на себя: не дёргать её за косы, не толкать её в игре, а проявлять заботу и внимание.

 - А как? Я не знаю!

Стратегический план, разработанный совместно с влюблённым, всегда срабатывал! По крайней мере, даже разочарования не были трагическими.

Зато мальчик получил уроки благородства, рыцарства, мужественности.

Это касается и девочек! Они тоже теряются, когда обнаруживают, что влюблены.

 - Подумай, какой тебе хочется быть или стать для любимого мальчика? Хочешь ли ты  стать ещё умнее, ещё красивее, ещё добрее? Если – да, то это настоящее чувство!

Ключевым аргументом должны быть слова:

 - И девочки, и мальчики не любят тех, кого приходится стыдиться! Твои достижения в учёбе или спорте, в творчестве или умении ладить с людьми, твоя начитанность, эрудиция, вежливость – причины не только обратить на себя внимание, но и достоинства, которыми можно гордиться! Не ты должен гордиться собой, а тобой должен гордиться любимый человек! Но это не так важно, как другое:  нельзя давать повод, чтобы за тебя было стыдно! Если ты оступился, ошибся, обязательно покайся, исправь. Не уходи от ответственности перед теми, кто тебя любит.

Пусть и мальчики, и девочки учатся преодолевать трудности, прилагать усилия, старания, чтобы завоевать хорошее к себе расположение.

Рассказывайте откровенно внукам о своих детских влюблённостях, о своих сомнениях, страданиях, ошибках. Ребёнок должен знать, что любимая бабушка тоже в детстве страдала и ошибалась. Не создавайте в сознании внука образ бабушки в качестве безупречного,  идеального ребёнка в прошлом. Пусть он знает, что идеальных детей не бывает.

Пусть знает, что стремление быть хорошим человеком может изменить в лучшую сторону даже негодяя. Стать лучше – никогда не поздно, и поможет в этом только любовь.

Я много лет рассказываю детям притчу, в которую вношу изменения, дополнения, актуальные для конкретной ситуации.

 

Жил-был человек. Он был такой скупой, что ему было жалко даже воздуха, которым дышали люди.

Но он всю жизнь притворялся щедрым: делился с другими последним куском хлеба, мог снять с себя единственную рубашку, если кто-то мёрз рядом с ним.

Когда этот скупой человек умер, его часто вспоминали:

 - Как жаль! Такой щедрый человек умер!

 

Мальчик Эмир признался мне, что он очень ленив:

 - Мне ничего не хочется делать! А мама и бабушка только требуют:

 - Убери игрушки! Пропылесось ковёр! Вынеси мусор! Я знаю, что они меня не любят, когда я ленюсь.

 - А ты хочешь, чтобы тебя всегда любили?

 - Конечно! Кто не хочет этого?

 - А ты притворись трудолюбивым!

 - Это как?

 - Ты всё делай и притворяйся, что делаешь с удовольствием!

 - Но это нечестно!

 - Ты попробуй! Пусть нечестно! Но это разве кому-то повредит?

И уже через дней пять я услышала:

 - А я теперь стал трудолюбивым! Так бабушка маме сказала. Мне и самому понравилось всё делать, я даже папе на работе один раз помог. И ещё помогу!

 - Тебя теперь больше любят?

 - Ну да, я это почувствовал!

Рассказываю притчи про трусливого, слабого, злого, неумелого…

Считаю, что помогает эти притчи не только ребёнку, но и взрослому человеку!

 

 

ДЕТСКИЙ НЕЛЕПЕТ

Юра, 6 лет:

 - Наш богатый сосед поймал большую рыбу в Капчагае!

 - Откуда ты знаешь, что он богатый?

 - Я это с детства знаю. Просто знаю!

 - А ты богатый?

 - Не очень. Нам богатства хватило на большой телевизор, компьютер и машину.

 - А я богатая?

 - Нет, вы бедная!

 - Почему ты так считаешь?

 - Потому что вы всё шьёте-зашиваете. Это делают старые или бедные. Но вы немножко молодая! Значит, бедная!

 

Очень нуждаются в советах взрослых влюблённые подростки. О них особый разговор, так как характерная черта их возраста – максимализм. Как подготовить их к разочарованиям, к страданиям от любви невзаимной?

Нет конкретных рецептов, да и быть не может!

Занятость, увлечение музыкой, спортом, рукоделием или чем-то другим – хорошие помощники, чтобы отвлечь, переключить внимание.

Но вспомните себя влюблённым подростком!

Никогда не говорите внукам о том, что их избранник не стоит любви, что он плохой человек. Такие слова вам не простятся  в первые моменты страданий. Подросток будет себя ощущать не только нелюбимым, но и непонятым близким человеком. Наоборот, говорите только о достоинствах того, кого любят. Между прочим, начинайте оправдывать его тем, что он пока не научился любить, пока не повзрослел в отличие от вашего внука.

 - Нужно подождать! Возможно, долго… Бывает, что через годы человек понимает, как он любил того, кем пренебрёг, с кем расстался. Хорошо, если твоё сердце будет в тот момент свободным. А если занято, то он тоже поймёт, как больно страдать.

Пусть ваши внуки проникнутся сочувствием к будущему «страдальцу». Их страдания при этом уменьшатся!

Подбирайте песни, стихи, фильмы, рассказы о первой любви. Приводите примеры из реальной жизни.  Нужно сделать всё, чтобы у разочарованного подростка не возникло даже мысли о самоубийстве…

 

ДЕТСКИЙ НЕЛЕПЕТ

Нелли, 5 лет.

 - Меня сегодня комар в пальчик укусил. Я плакала.

 - Заживёт! Это он тебя так поцеловал!

 - Он меня любит?

 - Да, наверное, любит!

 - Он что ли не умеет целовать по-человечьему?

 - Это как?

 - Как-как…Губами! Как мой жених Марк!

 - Нет, он только кусается.

 - Тогда пусть не любит. У меня же Марк есть!

 

Саша (5 лет) рассказывает о своей любимой девочке:

 - Я её так люблю! Так люблю! Мы поженимся, наверное…

Рома (4 года) возмущённо:

 - Ты, Саша, ещё не дорос до жёнства!

 

Руслан, 4 года. Вздыхает и говорит:

 - Я девчонок не люблю! У них одно на уме – только бы целоваться!

 

Кто-то из моих читателей посоветовал:

– Твою книгу нужно дарить МОЛОДОЖЁНАМ на свадьбу! Они поймут, что им желают долгой семейной жизни! А главное, дожить до почётного статуса – бабушка-дедушка.

 

ИЗ КНИГИ «СКАЗКИ ПЕРЕД СНОМ»

 

Валентина Анисимова-Дорошенко

Эл. адрес: valentina-marta@mail.ru

Дом. тел 3514341, сот. 87773751969

 г. Алматы

                                                                    

РОЗОВЫЙ ЖЕРЕБЁНОК

 

Жил-был  жеребёнок гнедой масти.  Родился он в самый первый день весны. Уже через час стоял на тонких ножках и жадно пил мамино молочко, уткнувшись в её тёплый живот. Насытившись, сразу задремал. Ножки подкосились, и он упал в мягкое сено. Опьянев от молока и незнакомого аромата, крепко заснул.

Проснулся от голода, мама лежала рядом, от неё пахло молоком.

– Какой ты у меня засоня, еле дождалась твоего пробуждения!

Бархатные мамины губы потрепали малыша за холку.

– Я должна тебе сказать очень важное –  твоё имя! Мы назвали тебя Азар.

– Не хочу быть Азаром! Почему Азар? – капризно ответил жеребёнок

–  Имена породистых жеребят не случайны. Меня зовут Азалия, а твоего отца Арго, если сложить первые буквы наших имён, получится  Азар. Ты, сынок, не должен возражать. Нужно слушаться родителей.

… Азар рос непослушным жеребёнком. Мама часто говорила ему строгим голосом:

– Твоё непослушание может довести тебя до беды! Очень боюсь я за тебя!

 

Когда в мае табун уходил пастись в дальние луга, жеребят оставляли в загончике. Рано им ещё было пастись самостоятельно!

Утром и в полдень Ослик привозил много сочной травы, и вода была всегда свежей.

Оставалось только хорошо учиться в школе для жеребят и весело играть на переменах.

Азар  учителя не слушал, а с жеребятами часто ссорился.

Однажды в полдень он воспользовался моментом, когда Ослик не успел закрыть загон, взбрыкнул и выскочил на волю! Решил, что побежит на дальний луг, чтобы повидать родителей и доказать им, что он уже взрослый, учиться ему не нужно, а пастись он может с ними.

Дороги Азар не знал, поэтому случайно оказался в лесу. Ему было забавно видеть огромные деревья разных пород. На кустах росли неизвестные красные ягоды. Азар некоторые попробовал, и ему стало кисло и невкусно. Запить бы! Но воды не было.

Пока он думал, где взять воды, к нему на спину вспрыгнула белка Проня.

– Привет! Ты олень?

– Привет! Я конь, а не олень.

– Но кони не живут в лесу!

– А я буду жить! Если захочу… Где можно напиться?

Белка сидела на спине Азара и хихикала.

Азар рассердился, взбрыкнул задними ногами, и белка кувырком полетела в колючий куст.

– Какой ты злой! Мне больно, – хныкала Проня.

Но Азару не было её жаль, он побежал к лесной поляне, которую увидел неподалёку.

Поляна была усеяна цветами. Азар упал на спину и стал кататься по траве и цветам. Он не обращал внимания на вздохи и слёзы примятых ромашек, колокольчиков, лютиков. Ему было весело! Ему было хорошо!

– Остановись, Азар! – крикнул ёжик Клиш. –  Не губи красоту! В траве могут быть птичьи гнёзда, а там птенцы.

Но Азар не остановился. Он катался, пока не устал…

Клиш отбежал подальше от жеребёнка и печально наблюдал за лесной трагедией. Такого здесь ещё не бывало…

Полянку эту очень берегли: олени, зайцы паслись с краю, чтобы не мять цветы. Перед закатом солнца птицы слетались сюда, сбегалось зверьё, чтобы посмотреть, как алая заря купается в зелёной траве, как оттенки малиновой краски растекаются по цветам, отражаются в оперении птиц, в цветущей яблоньке-дичке…

До сегодняшнего заката оставалось часа два.

Бездушный Азар спросил ежа:

– Где можно воды напиться? Пить хочу!

Ёжик Клиш покачал головой:

– Что же ты наделал? Столько жизней погубил!

– Я тебя об этом не спрашиваю. Где вода?

Ёжик всё больше сомневался в доброте жеребёнка, не знал, что ему ответить.

–Я знаю, где протекает ручей, но боюсь, что ты и его погубишь…

Азар угрожающе посмотрел на старого ёжика.

– Хочешь получить копытцем в лоб? Лучше говори!

Но Клиш шмыгнул под кустик и пропал. Азар не знал, что там нора ежа, поэтому удивлённо озирался по сторонам.

От усталости, жажды и обиды Азар захотел спать. Улёгся на примятую траву и крепко заснул.

Проснулся он в тот момент, когда вечерняя заря окрасила малиновой краской небо. Противоположный край огромной поляны, где не росли деревья, тоже был малиновым. Азар вскочил и помчался туда, где, казалось, разлеглось на отдых уставшее за день, раскалённое солнце.

Не раздумывая, жеребёнок упал на спину и стал кататься и здесь, чтобы раздавить розовые лучи, освещавшие поляну.

Вскочил жеребёнок лишь тогда, когда наступили сумерки, а розовый свет иссяк.

По-прежнему хотелось пить, к тому же становилось страшно.

Азар помчался изо всех сил прочь из леса. Он хотел домой, в свой загончик. Он хотел к маме.

Бежал и бежал бесконечно, пока не услышал знакомый голос отца:

– Аааазааар! Аааазааар!

Не проскакав и километра, жеребёнок различил в темноте силуэты коней. Его искал весь табун.

Непослушного жеребёнка не стали ругать и наказывать, мама напоила его водой и уложила спать. Сама легла рядом. Сквозь сон Азар слышал материнские вздохи и всхлипы. Но ему лень было обнять и успокоить маму. Он очень устал от приключений.

Утром вокруг Азара собрались жеребята. Он заважничал, решил, что раз он герой, то может спокойно насочинять про свои геройские приключения. Ведь все собрались вокруг него, потому что хотят услышать рассказ.

Но причина всеобщего сбора была иной.

Азар сначала услышал сдержанный смешок, потом ещё один, потом услышал всеобщий хохот.

– Что это вы смеётесь? Над кем?

Никто не сказал, что смеются над ним. Но Азар сам это понял.

– Страх потеряли? Давно от меня не получали?

И, правда, жеребята часто страдали от Азара: то словами, то копытами причинял он боль другим.  Просто так!

Друзей у него не было, в игры его не принимали, потому что он только командовал, ссорился,  дрался… Конечно, виноват в этом был сам Азар, но он этого не осознавал. Пренебрежительно говорил своей матери:

– Они все глупые, зачем мне такие друзья? Я умный и красивый.

Сегодня Азару стало не по себе. Что могло вызвать насмешки?

Он пошёл к корытцу с водой. Ослик как раз выливал из привезённой бочки свежую воду.

– Азар, что это с тобой? – Ослик громко рассмеялся.

– А что со мной? Не посмотрю, что ты взрослый, лягну тебя за насмешки!

– Посмотри на своё  отражение!

Азар увидел в корыте себя, но цвет… Грива, лицо, всё, что было в поле зрения, оказалось ярко-розового цвета!

– Ужас! Какой-то девчоночий цвет! Что со мной? Я заболел?

Азар заплакал. Подбежавшие жеребята стали утешать своего давнего обидчика:

– Азар, не плачь! Давай мы тебе поможем отмыться!

Целый час дружно купали Азара, тёрли его щётками, намыливали несколько раз. Ослик привёз три раза по две бочки воды для купания. Но Азар оставался ярко-розовым, а гнедым не становился!

Даже занятия в школе сократили –  учитель тоже помогал отмывать Азара.

Вечером вернулся домой табун. Взрослые кони тоже были удивлены и озадачены.

Перед сном Азалия расспрашивала сына про тот день, когда он убежал из загона. Она задавала вопросы, требовала рассказать подробности. Кое-как успокоила своего непослушного, несчастного сына.

Ранним утром родители Азара побежали в лес. Белка Проня рассказала, как Азар больно сбросил её со спины лишь за то, что ей было весело.

Ёжик Клиш рассказал про примятую траву, загубленные цветы, раздавленные птичьи гнёзда…

В этот вечер Азалия и Арго долго и строго разговаривали с сыном:

– Только ты можешь вернуть себе былую масть…  Сначала подумай, за что ты наказан. Когда поймёшь, то сможешь всё исправить. Если не поймёшь, останешься розовым на всю жизнь и научишься жить таким. От масти тело не болит!

– Но болит душа, когда над тобой смеются!

– Когда ты обижал всех, думал, что у них не болит душа?

Жеребёнок замолчал. Почти всю ночь он не спал, думал. Утром попросился в лес:

– Отпустите меня сегодня в лес, я дорогу знаю. Сам вечером вернусь. Я понял, почему стал розовым. Мне хотелось раздавить, растоптать солнечные закатные лучи, уж очень они были красивые!

Арго спросил сына:

– Ты уверен, что поэтому? Может, ты стал розовым, чтобы тебя было видно издалека и все знали, что ты недобрый зазнайка, что к тебе лучше не подходить?

– Я хороший! Это солнце виновато!

– А зачем тебе в лес? – спросила мама. – Солнце и здесь светит!

– Мне нужно лесное солнце! Я ему прикажу забрать розовый цвет и вернуть прежний.

Родители переглянулись, а потом отец грустно сказал:

– Ничего, сын, ты не понял! Сегодня в лес не пойдёшь, подумай ещё. Мы отпустим тебя, когда ты правильно самому себе объяснишь причины изменения окраса.

– Но раз вы знаете, подскажите мне!

– Нет, ты должен понять сам, если доброта ещё живёт в тебе…

Через три дня Азар понял, что неправильно вел себя и в лесу, и в табуне. Видя, как весь табун жалеет его, устыдился своего прежнего поведения.

На следующее утро родители отпустили сына в лес, а сами ушли на луг.

Азалия не оставила своего жеребёнка без материнского наказа:

– Будь внимателен и осторожен, Азар! Не заставляй нас волноваться…

В лесу жеребёнок  долго искал белку Проню, чтобы извиниться перед ней. А когда она простила Азара, прокатил её на спине до той самой поляны.

Он опечалился, потому что поляну трудно было узнать. Выглядела она раненой: поникшие цветы, примятая трава невесело смотрели в небо.

Ёжика Клиша напрасно звал Азар,  тот так и не показал свой острый носик.

На следующее утро Азар привёз на себе упряжку Ослика. Хотя ему было тяжело и подкашивались от груза тонкие ножки, но целых две бочка воды были в его распоряжении.

Бережно поливал луговые цветы, кланялся им и извинялся. Пришлось  не один раз привозить сюда воду… Слетались птахи, пили воду прямо из бочки, но Азар их не прогонял.

– Воды не жалко? – Ёжик Клиш уже не прятался от жеребёнка.

– Привет, Клиш! Мне ничего не жалко! Прости меня за то, что я угрожал тебе, грубил.

Клиш жеребёнка простил, он и Проня стали помогать  поливать полянку, убирать засохшую траву.

 Вечером, когда алая заря окрасила небо, Азар попросил прощения у солнца и зари за то, что хотел раздавить их, стереть такую красоту.

– Приходи сюда рано-рано поутру до моего восхода! Сможешь? Не проспишь? – прошептало солнце.

– Я приду обязательно, раз ты, солнышко, меня об этом просишь…

Чтобы не проспать, Азар в эту ночь не сомкнул глаз. Он всё думал, зачем солнышко пригласило его на поляну так рано. Может, помощь понадобилась? Может, хочет пожурить Азара с глазу на глаз, пока все спят?

Чуть-чуть посветлело небо, а Азар уже был на поляне.

Чтобы не топтать повеселевшие после полива цветы и траву, он остановился под огромным дубом. Услышал знакомый смех – это белка Проня веселилась, выглянув из дупла. Потом она прыгнула на самую высокую ветку. Вздрогнул дуб и просыпал на Азара целый поток холодной утренней росы. Азар от неожиданности фыркнул, отпрыгнул в сторону.

Вдруг увидел кусочек голубого неба, потом пятно малинового цвета. Маленькое пятно становилось больше, расплываясь до горизонта.

Так ярко запылала утренняя заря!

– Чудеса! Чудеса! – затараторила Проня. – Утро стало малиновым!

– Разве оно не всегда такое? – спросил Азар.

– Никогда утреннее небо не бывало розовым! Что-то произошло!

Потом Проня заметила перемены в жеребёнке: стал прежним его окрас!  Но он этого не видел, а стоял, зачарованный ярким зрелищем, потому что  узнал, что сегодняшним утром небо такое же сказочное, как и вечером.

Чтобы это увидеть, достаточно, оказывается, проснуться рано-рано.

– Доброе утро, Азар! Прости, отвлеклась и не пожелала тебе доброго утра. Здорово я тебя искупала в утренней росе?  Ты не будешь ругать меня?

Азар улыбнулся:

– Спасибо тебе, Проня! Я на тебя не сержусь!

Проня радостно ответила:

– А ты видишь, что ты уже не розовый?

Жеребёнок Азар удивился:

– Шутишь?

– Посмотри на свои ноги и хвостик. Я вижу перед собой гнедого коня. Поздравляю! Выходит, что это ты покрасил восход?

Счастливый Азар прокричал на всю поляну:

– Спасибо, лес!  Спасибо, солнце! Спасибо, Проня! Спасибо, Клиш! Всем спасибо! Я рад, что вы меня простили!

Прошёл год.  Азар повзрослел. Он остался гнедым. И друзей у него теперь много…

Доныне утренние зори спорят с вечерними, кто из них ярче и красивее…

 И зачем спорят?

 

НЕСНОСНАЯ ВОРОНА

 

Жила-была городская серая ворона Каркуля, которая ко многому проявляла любопытство и интерес. Меньше всего её интересовали сплетни и драгоценности. Она же не сорока!

Жила не в стае, потому что была залётной – три месяца прошлого года жила в селе в семье добрых людей: птенцом сломала крыло, выпав из гнезда.  Когда крыло срослось, её выпустили на волю. Каркуля прилетела в город.

 Так и жила здесь второй год. Семью было рано строить, поэтому птица жила беззаботно.

Взгляд Каркули приковывала к себе красота! Она умела видеть не только явную красоту, но и скрытую от взглядов птиц и людей. То залюбуется причудливой формы облаком в небе, то  пылающим закатом, то поиграет цветным пёрышком, упавшим ей под ноги. Подолгу могла фантазировать, что потеряла это перо какая-то волшебная птица, которая непременно станет его искать… Ворона пристраивала пёрышко на своей спине,   чтобы хозяйка могла увидеть потерю. Но когда убеждалась, что пёрышко никому не нужно,  берегла его, в укромном местечке укладывала спать, часто брала его на прогулку в ближайший парк.

Каркуля часами пропадала в этом небольшом парке, который был замечателен тем, что в нём полностью отсутствовали притягательные для детей аттракционы, но детей здесь всё равно было много: гуляли, играли, знакомились, общались!

В правой части парка сохранились самые простые русские качели. Билеты на них не продавались, вход был свободным. Кто желал, тот и качался! Обычно влюблённые студенческие парочки, встав во весь рост на разные концы длинной доски, раскачивались до предела! На девичий писк или крик собирались случайные зрители. Стояли и просто улыбались, пока влюблённые не убегали на лекции.

Каркуля однажды осмелилась и крепко вцепилась когтями в канат качелей. Уж очень ей хотелось покачаться!

Светловолосый парень закшикал на неё, но Каркуля уже вошла во вкус. Она не обращала внимания, что её прогоняют.

– Какая несносная ворона!

– Пусть качается! Какая смелая ворона! – заступилась темноглазая девушка.

С того дня городская ворона не просто созерцала чужое катание, а сама получала удовольствие.

К ней привыкли люди, а она к ним…

 

В парке для Каркули были любимыми и другие места.

Завтракала, обедала и ужинала ворона вместе с голубями, которые гнездились под золотыми куполами чудного храма, построенного без единого гвоздя ещё в позапрошлом веке. Голубей постоянно подкармливали отдыхающие, щедро разбрасывали корм на площади перед храмом. Каркуля считала, что голуби должны делиться едой с другими птицами.

Поначалу слышала от людей:

– Какая несносная ворона!

Каркуле было непонятно, почему они жадничают. Ей немного нужно было зерна, чтобы просто не умереть.

– Какая несносная ворона! – часто говорили про неё и голуби.

Каркуля делала вид, что говорят не о ней, а о ком-то другом.

Она уже не спрашивала у голубей разрешения, а клевала зерно на равных правах. Считала, что заслужила пищу, так как следила за чистотой площади: собирала брошенные пакеты, кульки, сухие упавшие ветки, уносила их в урны для мусора.

Однажды, когда она подхватила на лету брошенную малышом упаковку от пшена, бабушка крикнула ей вслед:

– Какая несносная ворона!

Каркуля простила в очередной раз замечание в свой адрес. Она не была обидчивой вороной! Она была романтичной!

Добывать пищу Каркуле не нужно, можно было почти весь день посвятить самому интересному: наблюдению  и любованию.

Усевшись на самый высокий купол храма, любила поговорить с ветром, если он пел и щекотал её крылья.

– Привет, Сегодняшний Ветер! Ты откуда прилетел? Наверное, с гор? Я чую аромат горного луга…

– Привет, Каркуля! Да, я родился вчера вечером в ущелье над горной речушкой. Пока я дышал горным воздухом и набирался сил, чтобы прилететь сюда, пропитался запахом цветущего шиповника. Решил, что городу не помешают горная свежесть и нежный аромат! Вот и остановился отдышаться в этом уютном парке! Тем более что в этом парке взрослые гуляют с маленькими детьми. Им всем нужен свежий ветер!

– Ты молодец! А Вчерашний Ветер обосновался в другом парке – в нижней части города. Он сказал мне, что там слишком невкусный воздух и цветы поникли от пыли. Он решил помочь парку, а потом только лететь на «дозаправку» в горы. Родился в степи, поэтому принёс запахи полыни и ковыля. Но мне степные ветры тоже очень нравятся!

– В горах  гостил как-то Степной Ветер. Мне дедушка мой рассказывал…

Так горные ветры невзлюбили его и выдули из ущелья к леднику. Говорят, он прижился среди снега и льда, копит силы, чтобы в середине лета рвануть в пустыню. Хочет побороться с самим Зноем.

В этот день задумчивая Каркуля покачалась на качелях, поужинала. Голуби сегодня были вялыми, на неё не обращали внимания.

– Хоть бы не заболели! – встревожилась ворона.

Но оказалось, что голуби просто переели: туристы из Африки принесли им очень много зерна. Африканцев умиляло, что голуби ручные: устраиваются на плечах людей и воркуют им в ушко слова благодарности.

Каркуля тоже никого не боялась, но ей не были рады ни голуби, ни люди. Раньше данный факт её огорчал, но сегодня дерзкая мысль пришла в голову.

 

Рано утром следующего дня, в первую очередь, ворона полетела на крышу к самому  высокому куполу храма: ей нужно было поговорить с Ветром.

Он ещё отдыхал, ждал пробуждения солнца.

– Привет! Я тебя не разбудила?

– Я просто дремлю, отдыхаю,  но ты мне не мешаешь!

– Ветер! Расскажи мне, как найти Степной Ветер, поселившийся у ледника? Ты направление мне покажи, а я сама разберусь…

– Зачем тебе, Каркуля,  Степной Ветер? Может, я смогу помочь?

– Мне нужно уговорить его взять меня с собой в пустыню…Я давно туда хочу, но боюсь, что сил не хватит долететь. А с Ветром я смогу!

– В пустыне трудно: воды нет, ночью бывает холодно, днём знойно… Разве ты этого не знаешь?

– Я знаю. Мне рассказывали… Но там тоже живут птицы! Почему я не смогу?

– Зачем тебе это? В городе легче жить!

– Я хочу принести пользу пустыне! – поделилась  своей мечтой ворона.

Спустя неделю Каркуля вместе со Степно-Ледниковым Ветром долетела до центра огромной пустыни.

 Там и прожила  два года – единственная ворона на всю округу! Никто ни разу не сказал ей:

– Какая несносная ворона!

Птицу полюбили за трудолюбие, отзывчивость, за романтику…Она даже песни стала сочинять! Распевала их всё чаще на всю пустыню!

Слушая красивые, нежные слова о себе, пустыня переставала швыряться песком во всё живое, усмиряла свой смертельный зной. Из безжизненной превращалась в добрую и весёлую обитель жизни. Постепенно крепли слабые пустынные источники воды, постепенно появлялись сначала на короткое время, а потом навсегда,  зелёные островки нездешней травы…

Пустыня помолодела, подобрела…

Однажды весной прилетел в пустыню Горный Новый Ветер.

– Здравствуй, Каркуля! Завтра встречай гостя!

– Кто прилетит? Ветер?

– Нет, не ветер! Прилетит к тебе друг, чтобы предложить тебе свить общее гнездо. Он очень тебя любит! Два года ищет!

… Летом Каркуля и Карт уже учили летать своих птенцов: двух мальчиков и трёх девочек.

Пустыня была рада, что её выбрала для жизни воронья семья! Радовалась всей душой, потому что у пустыни тоже есть душа. Жаль, что немногие это знают!

 

ФОНАРНЫЙ ЗАЙЧИК

 

В нешумном месте шумного города стоял двухэтажный панельный дом. Вокруг него стоял сетчатый забор. Территория вокруг дома была немалая. Кроме молодых деревцев, кустов жёлтой акации, турников, на огороженной территории находилась волейбольная площадка, несколько беседок, клумбы с цветами. Выглядело всё уютно.

С начала весны до середины сентября двор звучал разноголосо: пение птиц и детские голоса не умолкали до позднего вечера. А когда обитатели предавались сну, можно было услышать иные звуки: шелест листвы, песню ветра, скрип калитки.

Так бывает, когда в доме живёт много детей.

Воскресным утром здесь поселились двое новеньких: рыженькая восьмилетняя Дина и её пятилетний братик Женя.

Они стали сорок девятым и пятидесятым ребёнком в Детском доме «Радуга».

Попали дети в разные группы по возрастным причинам.

Дина почти сразу попросила разрешения полежать на своей кроватке. Воспитательница разрешила, понимая, что девочке необходимо освоиться, осмотреться.

Женя с первых минут включился в жизнь своей группы дошколят. Он съел вкуснющую творожную запеканку, выпил два стакана молока с ватрушкой и остался играть в группе. Игрушек было много, никто не жадничал.

А Дина отказалась от еды, лежала в полудрёме. Только к вечеру обнаружилось, что девочка больна. Её тело пылало, горло саднило, голова кружилась.

Тем же вечером её увезли в больницу: ангина.

Через две недели Дина вернулась в Детский дом. Сразу же побежала в дошкольную группу, чтобы повидать братика Женю.

Женя грустил по дому, по сестре. Он уселся к Дине на колени и тихонько плакал, уткнувшись в её плечо.

– Женя, успокойся! Я здесь, а мама уехала на заработки, через год она нас заберёт! Ты большой мальчик, должен понимать!

– Почему она нас не взяла с собой? Мы бы ей помогали…

– Она уехала туда, где нет школы, детского сада, где очень холодно круглый год. Мама нас пожалела, и мы должны её понять!

В этот день Дина, наконец, познакомилась с девочками своей группы. Надо признаться, что иначе, как Рыжуха, они её не называли. Обидно, конечно!

Ночью Дина не могла заснуть. На девочек обиделась, за братика беспокоилась, о маме думала.

 – Привет! Почему не спишь? – пропищал кто-то.

Дина вздрогнула. Потом огляделась: все дети спали, шторы на окне не были задёрнуты, свет близко стоящего фонаря хорошо освещал спальню. Рядом никого не было.

– Ты кто? Крыса? Уходи, пожалуйста, я боюсь крыс!

– Я не крыса! Посмотри на одеяло. Видишь меня?

– Нет, только слышу. Ты кто?

– Я фонарный зайчик! Теперь я на твоей правой руке.

Дина увидела светлое оранжевое пятно на запястье руки. Поднесла левую руку, зайчик перепрыгнул на неё.

– Ой! А фонарные зайчики бывают? Я видела солнечных зайчиков, лунных…

– Ты же меня видишь?

– Вижу!

– Значит, бывают!

– Как ты появился здесь?

– Видишь висящее напротив окна зеркало? Когда окно не зашторено, появляюсь я. Но со мной никто раньше не разговаривал. Ты первая! Почему не спишь?

– Я недавно здесь. Девчонки мне кличку придумали, была я Дина, стала Рыжуха – как лошадь или корова… Мой братик тоскует без мамы… Разве заснёшь?

– Я тоже рыжий зайчик. Меня фонарь Рыжиком зовёт, но я не обижаюсь!

Дина невольно улыбнулась, взяла Рыжика в ладошки, а ладошки подложила под левую щёчку. Сразу заснула.

Утром девочка, не переставая, всем улыбалась. Днём и вечером продолжала улыбаться.

– Ты что ли дурочка? – спрашивали девчонки и новые одноклассники в школе.

– Ага! – смеялась Дина. – Я – дурочка!

Каждый вечер девочка раздвигала шторы перед сном, чтобы фонарный зайчик смог появиться в комнате.

Часто они играли в прятки, в жмурки, в шашки, никому не мешая! Рыжик тонко попискивал, а Дина разговаривала шёпотом. Однажды она спросила Рыжика:

– А ты мог бы днём спрятаться в комнате? Я хочу тебя познакомить с братиком Женей.

– Мог бы, конечно! Только найди мне укромное место, где можно спрятаться!

Теперь Дина и Рыжик почти не расставались: ночью он грел её подушку, днём жил за зеркалом или в школьном рюкзаке Дины.

Часто фонарный зайчик помогал девочке в учёбе, она стала получать одни пятёрки. Он никогда ей не подсказывал и не делал за неё уроки, но зато перед сном прыгал ей на подбородок или на висок и просил прочитать наизусть заданный стих, или ответить на вопросы учебника. Рыжик научил Дину решать трудные задачи, писать сочинения.

– Пора Женю учить читать! – однажды объявил фонарный зайчик.

– Я пыталась, но брат противится этому всей своей вредностью, – вздохнула старшая сестра.

– Приведи его завтра в эту комнату после ужина, когда все дети пойдут в кинозал смотреть мультфильмы, и попроси у его воспитателя Букварь.

– Хорошо. Посмотришь, какой мой брат вредина!

Женя, как только увидел Букварь, сразу заканючил:

– Не хочу читать! Не буду!

– Ты научись читать и писать, потом сам напишешь маме письмо! – пропищал Рыжик.

Женя задумался, потом возразил:

– Это будет нескоро!

Рыжик, оказывается, приготовил сюрприз: открыл дверцу шкафа, оттуда выскочили ещё два зайчика: солнечный и лунный.

– Мы тоже будем тебя учить читать. У тебя получится!

Прямо на потолке лунный зайчик писал буквы, солнечный подсвечивал их, а фонарный озвучивал своим тонким голоском.

Хотите – верьте, хотите –  нет, но Женя читал и писал печатными буквами уже через месяц.

Солнечный и лунный зайчики куда-то умчались, а Рыжик, по-прежнему, не расставался с Диной и с Женей.

Удивлялись воспитатели успехам рыжей сестрёнки и её младшего брата.  Удивлялись учителя в школе.

Девочки и мальчики Детского дома ценили Женю, обращались к ней за помощью в учёбе, зазывали её в совместные игры.

– Я хочу всем признаться, что это ты мне помогаешь! Мне стыдно, что хвалят меня за твои заслуги, – однажды ночью прошептала Рыжику девочка.

– В чём моя заслуга? Это ты хорошо делаешь уроки, отвечаешь у доски! Это ты занимаешь на конкурсах призовые места.

– Но без тебя этого не было бы!

– Я лишь твой друг! Ты просто захотела стать лучшей ученицей, а я тебе не мешал!

Дина задумалась.

– Тогда скажи, как мне тебя отблагодарить?

– А ты не прячь больше меня! Познакомь с другими детьми, может, я им тоже помогу поверить в себя?

Дине очень понравилась просьба фонарного зайчика.

– Я боялась, что ты не согласишься! Давно хотела всем тебя показать!

В Детском доме «Радуга» жили теперь самые умные, талантливые дети! Они с радостью учились, занимались творчеством, побеждали в спорте и в конкурсах. А главное, они были дружелюбны и добры.

Фонарный зайчик был рад таким хорошим переменам.

Прошло много дней. Однажды, когда Дина укладывала в конверт два письма для мамы: от неё и Жени, Рыжик сжался в маленькое пятнышко и незаметно проскользнул в конверт.

Он очень хотел, чтобы мама Дины и Жени тоже поверила в себя, находясь в тюрьме за кражу чужого кошелька.

– Если она поверит, успеет вернуться, пока её дети не попадут в другую семью, – объяснял Рыжик своему фонарю накануне.

Вечером Дина не нашла Рыжика в комнате, зато на зеркале тонкими рыжими буквами светилась записка:

« Мне нужно согреть и наполнить светом сердце вашей мамы. Я улетел к ней в конверте с письмами. Не скучай! Будь внимательна, тогда увидишь, сколько вокруг тепла и света от зайчиков, слов, музыки, картин…

Но больше всего от добрых людей! От таких, как ты, рыженькая Дина!»

Дина не заплакала от разлуки, она по-прежнему улыбалась, а девочки уже не спрашивали её:

– Ты что ли дурочка?

Они знали, что люди чаще улыбаются, когда верят в себя!

 

Валентина Анисимова-Дорошенко «УМЕЮЩАЯ ОЖИВЛЯТЬ ЧАСЫ»

 

Мать двадцатитрёхлетнего Генриха была вдовой недолго: всего-навсего семь часов.

Её муж Филипп был известным в Кёнисберге часовщиком, не только потому, что хорошо чинил часы, он придумывал-изобретал новые. Жилые комнаты и часовой магазинчик находились на первом этаже трёхэтажного каменного дома с готическими башенками, делающими дом похожим на средневековый замок.

В одной из башенок на той стороне дома, откуда хорошо была видна Рыбная деревня, Филипп оборудовал мастерскую, в которой проводил свободное время: здесь, в тишине и на высоте, как он говорил: – Близко к Господу, –  к нему приходили идеи-замыслы.

Надо сказать, что Филипп был мастером не только по часовым механизмам. Он мастерски владел резцом по дереву, создавал корпуса часов: необычное обрамление хронометров привлекало-завораживало заказчиков.  

Иногда мастер ночевал в башенке, устроившись на кожаном диване с высокой спинкой.

Марта, его жена и мать Генриха, поднималась утрами в мастерскую по винтовой чугунной лестнице, чтобы напоить мужа свежим кофе с кусочком вчерашнего штруделя.

– Филипп, ты опять засиделся вчера! Нужно поберечь себя! – каждый раз она будила его этой фразой, зная наперёд, что муж ничего не ответит, только виновато улыбнётся и поцелует каждый пальчик на её руках.

Апрельским печальным утром всё было иначе. Марта плохо спала ночью, поэтому проснулась позже обычного. На лестнице она пошатнулась, кофе расплескался. Пришлось вернуться на первый этаж, чтобы налить из кофейника новую порцию.

Филипп спал, повернувшись лицом к коричневой спинке дивана. Сегодня не улыбнулся её словам, смешно не повёл носом, вдыхая кофейно-коричный аромат…

… Он не дышал.

Правая рука, которой коснулась жена, чтобы разбудить мужа, ей показалась незнакомой из-за своей холодности и безжизненности.

В восемь утра Марта узнала, что она вдова, а в три часа пополудни ей стало плохо: резкая боль под лопаткой лишила румянца щёки женщины, окатила тело холодным потом.

Мать пыталась что-то сказать сыну, показывала глазами на потолок, но не смогла произнести ни слова. Потрясённый внезапной смертью отца, Генрих тормошил Марту, растирал её руки, лицо.

– Она не скончалась? – с надеждой спросил он похоронного клерка, который в эти минуты оформлял бумаги, необходимые для погребения Филиппа.

 

С тех пор прошло более полугода. Генрих пока не привык к одиночеству: единственный ребёнок в семье, он с детства был окружён вниманием родителей. Болезненный, немного странный, юноша почти не имел друзей. Только два человека, кроме родителей, любили и понимали его. Самым близким другом был Христиан – сын крёстного, но он уже несколько лет учился живописи в Дрездене, приезжал в Кёнисберг только летом.

Вторым другом Генриха была сестра Христиана – Вильма. Ей шёл двадцать восьмой год. Незамужняя, она одержимо заботилась о своих родителях, организовывала благотворительные дежурства, читки, концерты в больницах для бедных. В последний год Вильма стала опекать и сиротские дома.

– Замужество не для меня. Кто возьмёт в жёны девушку-горбунью? Поэтому Господь наградил меня умением сострадать и помогать несчастным. Я им нужна! – искренне объясняла она Генриху свою занятость и увлечённость благими деяниями.

– Ты умница, а душа твоя так же прекрасна, как твои участливые, тёплые серо-зелёные глаза, в которых столько жизни, столько святости! Если бы я не считал тебя своей сестрой, взял бы в жёны! – неоднократно заявлял Генрих, когда они гуляли по набережной.

Вильма в ответ нежно проводила своими чуткими, нервными пальцами по руке друга, а её взгляд делался в такие моменты озорным и лукавым.

За неделю до Рождества Генрих, наконец, решил заняться разборкой отцовских вещей в башенке-мастерской, чтобы устроить кабинет-мастерскую для собственного дела.

Кое-как организовав работу магазинчика, он отлично знал про себя, что с часами управляться так, как отец, не сможет:  не научился разбираться в тонких механизмах, тем более чинить их или придумывать-изобретать…

Не посмев продать или загубить бизнес родителей, он всё-таки нашёл двух хороших мастеров, которые теперь служили ему умением и преданностью. Неплохой доход, стабильность позволяли Генриху определиться, чем заняться для души.

С подросткового возраста он вёл записи: мысли, словесные зарисовки, дневниковые заметки, описания происшествий и событий осели на листках бумаги и ждали своего часа. Генрих хотел писать! Может, из-за переполнявших мозг и сердце впечатлений, может, из-за недостатка собеседников, может из-за желания разобраться в себе самом, он хотел стать писателем…

Сюжеты требовали обрамления, мысли желали воплощения, слова просились в строки рассказов, повестей, романов…

 – Зачем сдерживать себя, придумывать рамки? Возможно, твоих творений ждут люди! – поддержала Генриха Вильма.

 – Я боюсь, что недостоин читательского внимания. Имею ли я право быть услышанным или прочитанным? Смогу ли я взять ответственность за судьбы, характеры, эмоции тех, о ком хочу написать? Поверит ли мне читатель?

– Ты заранее не приговаривай себя к провалу. Напиши что-то, а потом начнёшь сомневаться или торжествовать, – участливо убеждала друга Вильма.

Она сегодня  вместе с ним поднялась по винтовой лестнице в башенку. Генрих попросил её помочь советом и делом, чтобы освободить мастерскую Филиппа от ненужных вещей, упорядочить бумаги, устроить удобства для писательского творчества.

– Да, надо попробовать писать… Я так и поступлю! Спасибо тебе, сестрёнка!

Генрих не мог доверить разборку вещей прислуге, хотя не сомневался в честности  преданных его семье людей.

Он предпочёл помощь Вильмы. Предполагал, что какие-то бумаги, мелочи, принадлежавшие отцу, смогут рассказать ему и подруге то, что доселе было неизвестным. Прислуга разве поймёт, где хлам, а где важные духовные ценности, оставленные сыну отцом?

Так или иначе, но в течение нескольких дней по пять-шесть часов Вильма помогала другу. Генрих открыл, что, кроме известных ему достоинств, подруга обладала незаурядным чутьём. Наличием гибкого ума у девушки такое чутьё вряд ли возможно объяснить; скорее всего, срабатывала её способность тонко чувствовать. Например, именно она в этот день смогла найти в коробке, которую Генрих  приготовил к сожжению в печи, карандашный набросок  часов.

Стоит подробно описать этот рисунок.

На сером, чуть  смятом листе бумаги, давность которого определить трудно, был нарисован эскиз напольных часов. Учитывая размеры, обозначенные еле заметными числами, можно было полагать, что часы высокие – в рост среднего человека. Корпус деревянный, потому что тщательно прорисованные тени давали понять, что только умелая резьба по дереву воплотит замысел автора-художника, автора-часовщика.

Фигура девушки была необычна: поза или дефект скелета делали её таковой? Генрих не смог понять и сделать однозначный вывод.

Если на рисунок смотреть слева, увидишь фигуру в полуприсядке, мало похожей на реверанс. Девушка вытянутыми руками протягивала кому-то объёмные часы, похожие на шар. На шар Земной…

Казалось, что силы её вот-вот иссякнут; страх уронить шар-часы напрягли каждый мускул тела, милого лица: глаза полуприкрыты тяжёлыми веками, губы плотно сжаты, только нижняя губа непослушна – не может совладать с собой. Так бывает, когда человек – взрослый или ребёнок – борется с желанием, готовностью расплакаться или разрыдаться!

– Люди! Кто-нибудь! Помогите мне удержать живое-звучащее! Я не прощу себя, если оброню и разобью хрупкость человеческого бытия! У меня в руках шар Земной!

Может, эта девушка возомнила о себе, придумала преувеличенную ответственность? Разве ей поручили данную миссию Бог или люди?

Молодые люди  увидели иной смысл в позе девушки позже…

Дело в том, что сейчас оба они услышали шаги на лестнице, ведущей в мастерскую. Кто-то поднимался сюда. Дверь в башню была распахнута, поэтому в дверном проёме без стука и спроса появилась фигура старика. Генрих узнал в нём жильца-музыканта с третьего этажа, с которым тесно общался  покойный отец.

– Добрый день, молодые люди! Не помешал? – посетитель сердечно  улыбался.

– Проходите, Арнольд! Присядьте! Я Вас не видел со дня похорон родителей. Вы были в отъезде?

– Можно и так сказать… Я более полугода жил далеко отсюда: пришлось посетить Китай. Лечился там. Теперь вернулся на родину. Несколько раз порывался написать письмо тебе, Генрих, но всё откладывал. И вот, слава Господу нашему, я здоров и могу выполнить поручение твоего отца Филиппа.

– Какое поручение? Я должен что-то сделать срочное? Я не нарушу сроки?

– Нет, всё в порядке! Это я боялся опоздать! Давай сразу о деле…

Арнольд подошёл к высокому шкафу, стоящему в широком проёме между двумя окнами.

– Тебе, Генрих, нужно сначала освободить, потом отодвинуть сей шкаф.

– Зачем? Я хотел этот шкаф оставить на прежнем месте: он вместителен и массивен. Его даже не вынести целиком из башни: лестница узкая. Придётся разбирать на части.

– Не нужно разбирать, просто отодвинь его. За ним пустота, пространство… Ты же понимаешь, что плотно к стене мог бы стоять полукруглый шкаф. Так вот, за этим шкафом стоят напольные часы, которые Филипп сделал для тебя и  хотел подарить на Рождество. Поручил сообщить мне, если сам не успеет. Он предчувствовал свою кончину, поэтому торопился с подарком… Я всё сказал. Позвольте мне откланяться и уйти.

Не сразу после ухода соседа Генрих занялся шкафом. Некоторое время он  стоял у окна спиной к Вильме. Смотрел на улыбчивое в этот день прусское небо, беззвучно разговаривал с отцом, посылая мысли в межоблачные просветы. Непроизвольные слёзы замерли в узковатых серых глазах – это они сделали иллюзорно-размытым городской пейзаж, видимый с высоты башни. Никто и ничто не обращало внимания на печаль молодого человека: жизнь города шла своим размеренным, бесстрастным чередом.

Генрих не мог видеть, что Вильма тоже плачет. Она не смела подойти, прижаться лицом к понурой спине друга, утешить его… Всем сердцем понимала, что любовь к отцу, который до последнего часа думал о сыне, болезненна: она не перестанет болью отзываться в сердце всю оставшуюся жизнь. Что поделаешь? С этим можно лишь смириться… Должны пройти годы.

… Внутри шкаф был полон деревянных заготовок, сухих досок и планок, тяжёлых ящиков с инструментами и металлическими деталями часов.

Всё спешно вынималось, переносилось к противоположной стене, укладывалось в неаккуратные стопки-штабели.

Когда Генриху удалось потянуть и отодвинуть на себя правую половину шкафа, он увидел высокий предмет, плотно упакованный в старые портьеры из спальни родителей.

… И вот уже часы стоят в центре мастерской. Лучи полуденного солнца облюбовали и теперь ласкали лицо деревянной девушки, позолоченные цифры и стрелки циферблата. Это были те самые часы, которые более часа назад Генрих и Вильма рассматривали на эскизе.

Разве эскиз сравнится с тем, что создал своими руками Филипп?

В действительности та девушка выглядела иначе, когда молодые люди взглянули на неё боковым зрением справа. Очевидно было то, что фигура нестандартная, осанка неправильная: спина горбилась – даже длинные волосы, спадающие непослушным потоком, не прикрыли выпирающего горба. К тому же туловище было коротким, а нижняя часть тела, несмотря на позу, выглядела излишне длинной.

Оттого, что слабые руки девушки, казалось, держали из последних сил часы-шар Земной и сама она вот-вот потеряет равновесие, хотелось тут же подбежать и крепко обнять её вместе с часами.

– Никак нельзя уронить часы! Посмотри, Вильма, над чем они зависли! Какой ужас!

Композиция держалась снизу на общей деревянной подставке. Ног девушки совсем было не видно: их прикрывало длинное пышное платье. Лишь маленькие ступни открыты: оказывается, держательница часов стоит на цыпочках.

Под шаром-часами из тонкой чёрной проволоки была правдоподобно сплетена сеть-паутина, в центре которой сидел зловещий чугунный паук. Его глаза горели рубинами, а приподнятые ноги, казалось, ждут жертву – шар Земной!

– Как страшно попасть в сети этого паука! Тем более, всей планетой  с названием Земля, – выдохнула-прошептала Вильма.

Генрих понимающе посмотрел на подругу.

– Вильма, ты за столько времени не произнесла ни слова! Это первые твои слова… Ты обиделась? Я не знаю, почему мой отец сделал такие часы. Мне нужно подумать… Да, нетрудно догадаться нам с тобой, что держательница часов похожа на тебя! Но в этом, наверное, есть какой-то важный смысл. Разве мой отец посмел бы тебя обидеть?

– А почему часы стоят? У них кончился завод? – Вильма перевела тему разговора. – Я хочу услышать их звучание!

– Прошло восемь месяцев после смерти отца. Какого завода хватит на такой срок? Нужно поискать ключ.

Генрих стал осматривать часы с обратной стороны.

– А вот и ключ! Он висел на шее девушки. Отсюда был не заметен.

Ключом Генрих завёл часы, но они не заработали!

– Странно…Может, отец их не доделал? Нужно показать Вальтеру –  моему мастеру!

Вальтер не смог определить причину молчания часов.

– Наверное, здесь есть какой-то секрет! Завтра будем встречать Рождество! После праздников я более внимательно осмотрю часы, сегодня меня ждут клиенты.

Генрих проводил Вильму до сиротского дома, где её ждали благие дела.

Утром следующего дня юноша уже был в мастерской. Прислуга прибрала комнату: вещи были на местах. Листы бумаги, свежие чернила и острое новое перо позвали юношу за большой отцовский стол. Лампа с жёлтым абажуром тоже осталась от Филиппа, но на столе не было того, чем пользовался часовщик.

Генрих принёс с собой корзину со своими записями, стал читать первые листы. Вдруг он вернул записки в корзину, пододвинул к себе белый лист бумаги. Его перо то быстро скользило, оставляя витиеватые дорожки слов, то останавливалось на секунды или минуты. Генрих писал первый свой рассказ. Не было пока названия, не определился чёткий сюжет. Мысли, впечатления последних дней выплёскивались хаотично, как-то цеплялись друг за дружку слова, образовывая предложения.

Только перед сумерками Генрих спустился в квартиру, пообедал и пошёл прогуляться.

Город ждал встречи! Осталось несколько часов до Рождества.

Фонари горели ярче обычного, на фасадах домов красовались рождественские венки, колокольчики, бумажные и стеклянные шары. Прохожих встречалось немного: праздник лучше ждать дома!

Генриха приглашал в свой дом крёстный, чтобы посидеть по-семейному в такой святой вечер. Юноша отказался:

–  Это первое в моей жизни Рождество без родителей, я хочу  быть дома.

В гостиной для Генриха был накрыт стол, горели свечи. Служанка виновато улыбнулась:

– С наступающим Рождеством, Генрих! Вы говорили, что прислуга может три дня не работать. Это так?

– Да, Анхен, конечно! С Рождеством! Под ёлкой подарки твоей семье, не забудь их взять. Мои родители всегда готовили подарки вам, я не стал отменять давнюю традицию. А вот конверт с деньгами –  возьми! Оставь мне кусочек приготовленного гуся, остальное забери с собой. Мне столько не съесть.

Довольная Анхен вскоре хлопнула дверью.

Генрих прихватил бокал красного вина, коробку марципанов и поднялся в башню. Здесь было холодно. Поджёг уложенные в камине дрова, включил лампу и сел за стол. Не заметил, как приблизилась полночь. Приглушённо звучала музыка: это на третьем этаже играл на рояле музыкант Арнольд. Выпив глоток вина, Генрих резко обернулся: он уловил спиной какое-то движение воздуха, словно несмелый ветер проник в открытую фрамугу окна.

Часы так и стояли посреди комнаты. А вокруг них двигался-танцевал освещённый огнём камина силуэт девушки. Девушка, держащая часы, была на месте, но её карандашный или проволочный силуэт танцевал. Серая непросвечивающая пустота вместо лица, волос, платья… А движения так плавны, нежны… В них столько понятного смысла! Без прыжков, без резко вскинутых рук и ног, только изгибы тела, робкие  наклоны головы…  Танцовщица будто рассказывала нежно-печальную историю своей жизни. Её сгорбленная спина выглядела прямой, шея трогательно-уязвимой, когда она вдруг остановилась вместе с последним музыкальным аккордом.

Генрих вскочил, протянул руки, желая удержать-обнять девушку, но она исчезла.

Проснулся Генрих в десять часов. Он не знал точно: приснилась ему танцующая девушка или он видел её наяву. Но теперь он знал точно, о чём будет писать. Он не вставал из-за письменного стола весь день.

Через семь часов в мастерскую вошла Вильма:

– Генрих, с Рождеством! Я принесла тебе подарки! – протянула яркую коробку.

– Вильма, мои подарки в квартире, под ёлкой.

– Пойдём скорее туда! Я люблю получать подарки!

– Подожди! Главный подарок здесь, вот он! – Генрих протянул Вильме рукопись. – Это тебе! Это о тебе! Я многое понял сегодняшней ночью! И ещё… Пожалуйста, отпусти на волю свои прекрасные волосы! Я никогда не видел тебя без строгой гладкой причёски.

– Зачем? Ты меня удивляешь, Генрих…

Но, увидев что-то новое в его глазах, она вынула шпильки и резко тряхнула головой.

Тёмно-каштановые волосы мохнатой тучей легли на  плечи, прикрыли спину и вдруг озорно зарделись в лучах закатного солнца, проникающих из западного окна башни.

Вильма, не ожидавшая от себя такого порыва, зачем-то в три невесомых прыжка оказалась возле  безжизненных часов.

– Так и хочется подержать шар Земной! – девушка прижала свои ладони к рукам держательницы часов, лукаво посмотрела на друга. – Так и буду стоять здесь – вдвоём мы обязательно удержим часы!

Что это? Часы громко затикали! А время они показывали реальное!

– Ну вот. Ты, оказывается, не только моя любимая девушка, но и девушка, оживляющая часы!

У себя дома Вильма развернула свиток рукописи. Рассказ Генриха назывался: «Умеющая оживлять часы»…

Премия "На Благо Мира"
Вся необходимая информация для участников конкурса