Наверх

Участвуйте в развитии доброго искусства - голосуйте и комментируйте работы номинантов! Делитесь ими в социальных сетях!

Художественное кино. Дебют

Название работы

Который год лежу я здесь, на рубеже...

Автор работы
Дата добавления
30.05.2018
Поставьте свою оценку
Как и зачем голосовать?
Оцените произведение по уровню нравственности и профессионализма, чтобы выразить свое мнение о том, насколько данная работа делает наш мир лучше
Нравственность
0
0
Профессионализм
0
Итоговая оценка 0 за вклад
во благо мира
0

текущий рейтинг по вкладу во благо мира

0

0

голосов
предыдущий этап

0


текущий этап

ОПИСАНИЕ

Фильм “Который год лежу я здесь, на рубеже…” - собирательный образ солдата Великой Отечественной войны, погибшего в своем первом бою… Фильм снят по одноименному стихотворению Юрия Аруцева! Ссылка на видео автора стихотворения здесь.

 

А нашли меня случайно – молодой парнишка, чуть старше меня, 
лет двадцати, наверное. Сел на краю воронки, закурил незнакомым 
ароматным табаком и с ленцой ткнул длинным щупом в дно. 
И надо ж, прямо в меня попал!
"Есть!" – воскликнул он. Мне было радостно и удивительно – неужели?
Мужики! Найдите нас! Вместе мы тут воевали, потом лежали вместе. 
Хотелось бы и после не расставаться.

А.Г. Ивакин "Мы погибнем вчера"

 

Стихотворение Юрия Аруцева


Который год лежу я здесь, на рубеже,
И тишина у нас, и пули не свистят,
Не жмусь к земле, и страха нет уже,
А как я дрался – гильзы подтвердят.

Винтовочка со мной! Все эти годы.
Лежит подружкой, рядом, под рукой.
Березки русские над нами хороводы
Выводят тихо летнею порой.

Окопчик мой, сравнявшийся с землею,
Наверно не найти теперь, как и меня.
Свое последнее пристанище родное
Я выкопал с любовью, не спеша.

Я из него равнял свой счет с фашизмом,
Смотря в прицел, как в поле из окна.
И мне казалось, что под небом чистым
Царят по-прежнему и мир, и доброта!

Как будто не в прицел, а в школьное окно
Смотрю во все глаза на нашу Сашку!
Я приглашу ее, наверное, в кино,
Поймав в ответ улыбку нараспашку!

Мы думали о жизни, и мечтали.
Я маму вспомнил, и сестру мою.
По каске новенькой осколки запевали
Дурными соловьями песнь свою!

Но вот уж началось! Как будто не со мною,
Откуда этот страх, что аж дрожит душа,
Я делаю движение простое,
И клацаю затвором, чуть дыша.

Как быстро началось! Уже среди разрывов
Я вижу цепь людей. Нет! Не людей – врагов!
А в голове безудержным мотивом
Мелькают образы прадедов и отцов.

Наверное, им тоже было страшно.
Но ведь не так, как мне теперь, сейчас,
Как хочется, как хочется обратно
В ту юность, не прожитую для нас!

Ах, батя! Родненький! Ты видишь – я не трушу!
В мой первый в жизни, самый страшный бой,
Хотя навыворот вытягивает душу
Летящих мин нетерпеливый вой.

Попал в прицел во всем зеленом парень.
Он, видно, тоже маму вспоминал –
Упал, взмахнув, как крыльями, руками,
И гильза первая ушла к моим ногам!

Еще вложил я за соседа, справа!
Из гильзы струйкой, как душа – дымок…
Сосед что слева, то ли Ваня, то ли Слава,
Молчит, закончив первый бой не в срок.

Ведь утром же мы с ним еще курили
Впервые в жизни, кашлем заходясь,
Не став мужчинами, о женщинах шутили,
Как девушке, Отчизне поклянясь!

Одна обойма кончилась! Другая!
Равняю счет за тех и за других,
Не веря все еще, не понимая,
Как гаснет пламя жизней молодых!

Еще один! Еще один завален!
Придет ли бою этому конец?!
Не знаю, но моим свинцом завален
Немецких рыцарей зеленый молодец!

Скользит ладонь с приклада от крови.
Моя ль она, а может быть чужая,
Поди ж теперь попробуй, разбери,
Не до того! И разница какая!

Людская кровь, кровавая руда,
Над ней трудились сотни поколений,
Течет рекой широкой в никуда,
Не дай Господь – в беспамятство забвений!

И вдруг – разрыв! Осколочек лихой,
В лицо вонзился, пробежав в висок.
Промчался раскаленною струей,
Вмиг оборвав, что я любил и мог.

И темнота. И ночь. Я терпеливый.
Так день за днем – пришел и век другой.
Я был убит без боли. Я счастливый,
Жаль, был короткий, этот первый бой!

Семидесятая весна встречает нас!
Опять тепло и вишни зацвели,
А мы лежим, не беспокоя вас,
Почти что рядом с ЖИЗНЬЮ, но – вдали.

Как долго ждем, что вынесут и нас.
Своих давно ведь немцы унесли.
И гансов тех, убитых мной ЗА ВАС
Они, уж точно, в списки занесли.

Поет семидесятая весна
На все лады, от мира ошалев,
А среди нас такая тишина –
Не выскажу, на веки онемев.

Мой медальон, наполненный водою,
Лежит поодаль – мне видать его –
Зарос дерном, засыпался листвою,
Навряд ли, братцы, вам найти его.

Без суеверий я успел его заполнить,
И буквы выводил, как в классе, в аккурат.
Все образы родных пытаюсь вспомнить,
А все обрывки памяти летят.

У немцев медальоны – это сила! 
А наш – дерьмо. Чуть что – прощай навек. 
Хоть смерть нас одинаково косила, 
Да наш пропал безвестным человек. 

Безвестный медальон, как без вести пропавший, 
Родителям бойца уже не принесут. 
Пустышки мёртвые – на миллионы павших. 
Что проку в том, что их теперь найдут? 

Мне повезло – я словно невредимый. 
А чуть подальше – страшно говорить – 
Сестричку нашу так накрыло миной, 
Что не найдёте, что и хоронить. 

Она Ерастова с "нейтралки" дотащила! 
Комбата нашего, а он уж неживой. 
У девочки – откуда взялась сила?! 
Для них обоих был последним бой... 

Меня ж нашли, считай, почти случайно. 
Парнишка, как и я, лет двадцати 
Присел на край и щупом ткнул нечайно, 
Попав в меня – не в мину, в мать ити! 

Вы б аккуратней, пацаны, по нам ходили! 
Здесь их полно, прошедших через ствол, 
Здесь больше нас снарядов находили, 
На этом поле – смерти вечный стон. 

Тут этого добра средь нас навалом, 
И кучами, и россыпью лежат, 
Земля спеклася кровью и металлом – 
А ты лопатой тычешь наугад! 

Из года в год, а рвёт над нашим лесом 
Протяжным эхом разрывной хлопок, 
И чья-то жизнь с печальным интересом 
Душой упрётся в неба потолок... 

Который год лежу я здесь, на рубеже. 
И тишина у нас... И пули не свистят... 
Не жмусь к земле – я сам земля уже. 
А как я дрался – гильзы подтвердят. 

Семидесятый год выпускников – 
Ребят и девочек, счастливых и живых! 
А я не вижу снов, не слышу слов – 
Ни одноклассников, ни близких, ни родных... 

Не век же коротать под снегом и дождями – 
Придёт черёд когда-нибудь и мой, 
И пропоёт родными соловьями 
Салют солдатский над моей главой! 

А вам твердят упорно на исходе века, 
Что мы как будто плохо воевали, 
Что командиры не щадили человека 
И что кроваво-долго отступали. 

Упорно вам твердят – мы плохо воевали – 
Отцам и жёнам, вашим малым детям! 
Что будто Родину проспали-прозевали! 
Я – мёртвый. Я за всех отвечу этим. 

Чу! звякнула лопатка! в сантиметре! 
Эх, не нашли сегодня... Завтра подберут. 
Нас много на прострельном этом метре. 
Ребята! Черти! Тут я! Тут я!! Тут!!! 

Вдруг, чувствую, меня уже находят! 
Вот моего плеча едва коснулся щуп, 
Я вижу – ослепительное солнышко восходит! 
Как радостно, что люди здесь живут! 

Как хорошо, что вместе нас сложили! 
Вот рядом Ваня, Женька и Асхат. 
Как много нас! Как много нас побили! 
Глянь в небеса – журавлики летят! 

Как хорошо, что нас не разлучили – 
Мы погибали вместе, вместе и лежим. 
Вы бы за нас письмишко сочинили 
Всем-всем родителям, ушедшим и – живым! 

Ну, наконец-то, люди, я отвоевался. 
Окоп оставил свой – и на века 
Живым для всех! для всех живым остался, 
Исполнив долг военный до конца! 

Фильм “Который год лежу я здесь, на рубеже…” - собирательный образ солдата Великой Отечественной войны, погибшего в своем первом бою… Фильм снят по одноименному стихотворению Юрия Аруцева! Ссылка на видео автора стихотворения здесь.

 

А нашли меня случайно – молодой парнишка, чуть старше меня, 
лет двадцати, наверное. Сел на краю воронки, закурил незнакомым 
ароматным табаком и с ленцой ткнул длинным щупом в дно. 
И надо ж, прямо в меня попал!
"Есть!" – воскликнул он. Мне было радостно и удивительно – неужели?
Мужики! Найдите нас! Вместе мы тут воевали, потом лежали вместе. 
Хотелось бы и после не расставаться.

А.Г. Ивакин "Мы погибнем вчера"

 

Стихотворение Юрия Аруцева


Который год лежу я здесь, на рубеже,
И тишина у нас, и пули не свистят,
Не жмусь к земле, и страха нет уже,
А как я дрался – гильзы подтвердят.

Винтовочка со мной! Все эти годы.
Лежит подружкой, рядом, под рукой.
Березки русские над нами хороводы
Выводят тихо летнею порой.

Окопчик мой, сравнявшийся с землею,
Наверно не найти теперь, как и меня.
Свое последнее пристанище родное
Я выкопал с любовью, не спеша.

Я из него равнял свой счет с фашизмом,
Смотря в прицел, как в поле из окна.
И мне казалось, что под небом чистым
Царят по-прежнему и мир, и доброта!

Как будто не в прицел, а в школьное окно
Смотрю во все глаза на нашу Сашку!
Я приглашу ее, наверное, в кино,
Поймав в ответ улыбку нараспашку!

Мы думали о жизни, и мечтали.
Я маму вспомнил, и сестру мою.
По каске новенькой осколки запевали
Дурными соловьями песнь свою!

Но вот уж началось! Как будто не со мною,
Откуда этот страх, что аж дрожит душа,
Я делаю движение простое,
И клацаю затвором, чуть дыша.

Как быстро началось! Уже среди разрывов
Я вижу цепь людей. Нет! Не людей – врагов!
А в голове безудержным мотивом
Мелькают образы прадедов и отцов.

Наверное, им тоже было страшно.
Но ведь не так, как мне теперь, сейчас,
Как хочется, как хочется обратно
В ту юность, не прожитую для нас!

Ах, батя! Родненький! Ты видишь – я не трушу!
В мой первый в жизни, самый страшный бой,
Хотя навыворот вытягивает душу
Летящих мин нетерпеливый вой.

Попал в прицел во всем зеленом парень.
Он, видно, тоже маму вспоминал –
Упал, взмахнув, как крыльями, руками,
И гильза первая ушла к моим ногам!

Еще вложил я за соседа, справа!
Из гильзы струйкой, как душа – дымок…
Сосед что слева, то ли Ваня, то ли Слава,
Молчит, закончив первый бой не в срок.

Ведь утром же мы с ним еще курили
Впервые в жизни, кашлем заходясь,
Не став мужчинами, о женщинах шутили,
Как девушке, Отчизне поклянясь!

Одна обойма кончилась! Другая!
Равняю счет за тех и за других,
Не веря все еще, не понимая,
Как гаснет пламя жизней молодых!

Еще один! Еще один завален!
Придет ли бою этому конец?!
Не знаю, но моим свинцом завален
Немецких рыцарей зеленый молодец!

Скользит ладонь с приклада от крови.
Моя ль она, а может быть чужая,
Поди ж теперь попробуй, разбери,
Не до того! И разница какая!

Людская кровь, кровавая руда,
Над ней трудились сотни поколений,
Течет рекой широкой в никуда,
Не дай Господь – в беспамятство забвений!

И вдруг – разрыв! Осколочек лихой,
В лицо вонзился, пробежав в висок.
Промчался раскаленною струей,
Вмиг оборвав, что я любил и мог.

И темнота. И ночь. Я терпеливый.
Так день за днем – пришел и век другой.
Я был убит без боли. Я счастливый,
Жаль, был короткий, этот первый бой!

Семидесятая весна встречает нас!
Опять тепло и вишни зацвели,
А мы лежим, не беспокоя вас,
Почти что рядом с ЖИЗНЬЮ, но – вдали.

Как долго ждем, что вынесут и нас.
Своих давно ведь немцы унесли.
И гансов тех, убитых мной ЗА ВАС
Они, уж точно, в списки занесли.

Поет семидесятая весна
На все лады, от мира ошалев,
А среди нас такая тишина –
Не выскажу, на веки онемев.

Мой медальон, наполненный водою,
Лежит поодаль – мне видать его –
Зарос дерном, засыпался листвою,
Навряд ли, братцы, вам найти его.

Без суеверий я успел его заполнить,
И буквы выводил, как в классе, в аккурат.
Все образы родных пытаюсь вспомнить,
А все обрывки памяти летят.

У немцев медальоны – это сила! 
А наш – дерьмо. Чуть что – прощай навек. 
Хоть смерть нас одинаково косила, 
Да наш пропал безвестным человек. 

Безвестный медальон, как без вести пропавший, 
Родителям бойца уже не принесут. 
Пустышки мёртвые – на миллионы павших. 
Что проку в том, что их теперь найдут? 

Мне повезло – я словно невредимый. 
А чуть подальше – страшно говорить – 
Сестричку нашу так накрыло миной, 
Что не найдёте, что и хоронить. 

Она Ерастова с "нейтралки" дотащила! 
Комбата нашего, а он уж неживой. 
У девочки – откуда взялась сила?! 
Для них обоих был последним бой... 

Меня ж нашли, считай, почти случайно. 
Парнишка, как и я, лет двадцати 
Присел на край и щупом ткнул нечайно, 
Попав в меня – не в мину, в мать ити! 

Вы б аккуратней, пацаны, по нам ходили! 
Здесь их полно, прошедших через ствол, 
Здесь больше нас снарядов находили, 
На этом поле – смерти вечный стон. 

Тут этого добра средь нас навалом, 
И кучами, и россыпью лежат, 
Земля спеклася кровью и металлом – 
А ты лопатой тычешь наугад! 

Из года в год, а рвёт над нашим лесом 
Протяжным эхом разрывной хлопок, 
И чья-то жизнь с печальным интересом 
Душой упрётся в неба потолок... 

Который год лежу я здесь, на рубеже. 
И тишина у нас... И пули не свистят... 
Не жмусь к земле – я сам земля уже. 
А как я дрался – гильзы подтвердят. 

Семидесятый год выпускников – 
Ребят и девочек, счастливых и живых! 
А я не вижу снов, не слышу слов – 
Ни одноклассников, ни близких, ни родных... 

Не век же коротать под снегом и дождями – 
Придёт черёд когда-нибудь и мой, 
И пропоёт родными соловьями 
Салют солдатский над моей главой! 

А вам твердят упорно на исходе века, 
Что мы как будто плохо воевали, 
Что командиры не щадили человека 
И что кроваво-долго отступали. 

Упорно вам твердят – мы плохо воевали – 
Отцам и жёнам, вашим малым детям! 
Что будто Родину проспали-прозевали! 
Я – мёртвый. Я за всех отвечу этим. 

Чу! звякнула лопатка! в сантиметре! 
Эх, не нашли сегодня... Завтра подберут. 
Нас много на прострельном этом метре. 
Ребята! Черти! Тут я! Тут я!! Тут!!! 

Вдруг, чувствую, меня уже находят! 
Вот моего плеча едва коснулся щуп, 
Я вижу – ослепительное солнышко восходит! 
Как радостно, что люди здесь живут! 

Как хорошо, что вместе нас сложили! 
Вот рядом Ваня, Женька и Асхат. 
Как много нас! Как много нас побили! 
Глянь в небеса – журавлики летят! 

Как хорошо, что нас не разлучили – 
Мы погибали вместе, вместе и лежим. 
Вы бы за нас письмишко сочинили 
Всем-всем родителям, ушедшим и – живым! 

Ну, наконец-то, люди, я отвоевался. 
Окоп оставил свой – и на века 
Живым для всех! для всех живым остался, 
Исполнив долг военный до конца! 

Поддержка регионов
Интенсивность цвета указывает на активность региона в поддержке данной работы
0

написано
отзывов

0

Голосов
/текущий этап

0

Голосов
/предыдущие этапы

Авторский блог
Пока публикаций нет

Отзывы /

Добавить отзыв

Пока отзывов нет

Все работы

Художественное кино. Дебют

В данной номинации представлены полнометражные игровые  художественные фильмы, короткометражные игровые художественные фильмы, телевизионные игровые художественные фильмы, телесериалы, созданные российскими режиссёрами-дебютантами, либо при участии российских кинокомпаний и телеканалов. Премия «На Благо Мира» может послужить полноценным бюджетом для короткометражной ленты.

Премия "На Благо Мира"
Вся необходимая информация для участников конкурса